rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Дибров о молочных поросятах и "Фабрике звезд"

ДИБРОВ О МОЛОЧНЫХ ПОРОСЯТАХ И «ФАБРИКЕ ЗВЕЗД»

43В сентябрьском выпуске «Нашего Района» была опубликована первая часть интервью с Дмитрием Дибровым. После выхода газеты в редакции не замолкал телефон: «Как вы могли такое напечатать?», «Дибров - московская штучка, но вы!!!» и т.п. Предлагаем вам ознакомиться со второй частью полуторачасовой беседы.

 - Что для вас слава? Я имею в виду ее техническую сторону. Вам звонят по телефону, ломятся в дверь?

- Ну, в дверь-то мне уже трудно сейчас постучать. Надо сначала объяснить охране, кому это они хотят постучать, потом консьержу, потом найти эту дверь. Надо иметь в виду, что «слава» не описывает всего феномена, как словом «рыба» ты не опишешь всего, что ты ел на обед. Есть корюшка, которая пахнет огурцом, а есть наша недосягаемая шамаечка, не говоря уже о рыбце. А есть плотва, вобла… Слава тоже бывает разной. Вот, например, когда я вел попсовую программу «О, счастливчик!» одновременно с последовательным проведением в жизнь одной и той же назидательной тенденции в области «Антропологии» для интеллектуалов по ночам, я мог каждый момент видеть, какое различие у симптомов славы.

Вот он идет! Отделяется от семьи, подходит, долго трясет руку и тихо говорит: «Спасибо вам за то, что вы делаете» - это по «Антропологии». А вот он идет.. Он выпускает вперед детей и жену и, улыбаясь, говорит: «Ой, мы вас так любим!» - это по «Счастливчику».

Когда я работал на Первом, время от времени у нас были мировоззренческие дискуссии с Эрнстом. Он говорит: вот ты не понимаешь «Фабрику звезд». Что может быть упоительнее, чем то, что вчерашние молочные поросята, которые три месяца назад ничего не имели, выходят на авансцену и поднимают «Олимпийский» на ноги - это ли не очень важная для Родины пропаганда активной жизненной позиции? Встань с дивана - не все куплено, не все продается. Я ему говорю: тут, Эрнст, не поспоришь, эта проповедь очень важна для страны в любом виде. Только давай посмотрим на вещи глобально. Это кто поднял на уши Олимпийский? Это вышел Джон Леннон и поднял благодаря песням, в которых законсервирована его внутренняя многолетняя работа, нет, этого нету. Может быть, это Бернес вышел? И, в общем-то, не умея петь, он говорит о жизни холостяка, престарелого ухажера молоденькой дамы, фронтового шофера, который объезжая мины, не собирается умирать, потому что, видишь ли, у него есть еще дома дела? Нет, это не так. Вышли молодые люди, которые в жизни ничего больше не хотят, кроме внешних атрибутов гламура. Это машина, яхта, жених предпочтительно… Ну, долго же самому грести до яхты с машиной. Лучше уж жених, так оно быстрее. Готовые на все!

(Далее следуют рассуждения о готовности молодых исполнительниц заняться оральным сексом с большим телевизионным начальником в местах общего пользования в присутствии зрителей и при включенных камерах. - Ред.)

Они в этот момент, на эти три месяца готовы на все. Ради чего? Ради чеса! Тамбов, не вижу ваши ручки! И они поют песни, написанные досужими песенниками, которые в жизни не видели композитора, который будет это укладывать в прилипчивые припевчики. А что там такого в этих текстах, в этой музыке, что нужно знать предварительно? Все понятно. А песни, в основном, - дождь, заря, любовь, верность, вера, жду, приду. Там не любовь, там тень любви. Там нет никакой зари. Позволить себе любовную отвлеченную лексику в разговоре о любви мог только Пастернак. Может, отчасти Мандельштам, Марина Ивановна безупречная. А те песенники не могут. У них заря получается картонная, вера - капроновая. Вот чем они подняли на уши. И еще одно. Да, сегодня «Олимпийский» встал на уши, но под словом «Олимпийский» давайте будем понимать собрание пэтэушниц из Электроуглей, чудесных челябинских инженеров и пензенских парикмахеров, которые приехали в столицу. Туда, куда им указал телик приехать.

Вот у нас был период в летучках на Первом канале, когда мы сидели на галерке с Леонидом Аркадьевичем Якубовичем. И все постоянно говорили: что скажут аксакалы?

И Леня первый сказал: скажите, а что с ними будет после того, как закончится очередная «Фабрика»? Они же, дети, полагают, что все, началась та самая жизнь, ради которой они были способны абсолютно на все. Вот это другая слава. Там никто не будет трясти руку и говорить спасибо. Там будут кричать: «Колдун! Распишись!» Такой фанатизм на утро проходит.

Всех желающих приглашаем принять участие в дискуссии и ждем звонков с 17.00 до 18.00 ежедневно, кроме выходных, по телефону 291-76-53.

«За» и «против»

«Наш Район» выбрал самые интересные мнения об опубликованном в прошлом номере материале «ПРОсвет и про Диброва. Без купюр» .

Игорь Политика, начальник МУ «Городское управление транспорта»:

У «Мерседеса» другое предназначение, а как его использует Дибров, его личное дело, и необязательно писать об этом для всех ростовчан…

Алексей Синельников, руководитель конструкторского бюро:

Я сам буддист, медитирую. Что касается «минета»… По-моему, это неудобно. Несколько раз пробовал. Это «залипуха» чистой воды для возбуждения общественного мнения. Я был соседом Диброва, и сам факт того, что вы задаете этот вопрос мне, является эксплуатацией обстоятельств, которые давно не имеют никакого значения…

Владислав Евтеев, заместитель руководителя МУ «Департамент ЖКХ и энергетики г. Ростова-на-Дону»:

Я бы не назвал наш город «по-буддистски спокойным»… Подобные высказывания не соответствуют такой газете. Это для глянцевых мужских журналов…

Елена Минаева, менеджер:

Это очень стильно и правдиво сказано. Многие не признают это, но он сказал истинную правду. Но я против такого откровенного выражения мыслей, газета не должна была так откровенно это публиковать…

2 октября 2006г., 7С.
.