rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Главная задача искусства - помочь человеку измениться

Кирилл Серебренников: «Главная задача искусства — помочь человеку измениться»

106Несколько лет назад Кирилл Серебренников стал самым модным российским режиссёром и уверенно держит эту планку. Каждый год он выпускает несколько спектаклей в ведущих театрах страны и снимает кино.

В интервью «АиФ на Дону» режиссёр рассказал о своих первых театральных опытах на ростовской сцене, любимых артистах и о тайных визитах домой…

— Кирилл, сегодня ваши постановки приносят театрам успех. Но долгое время вы были ростовским режиссёром: работали в театре, на телевидении, снимали кино и, кажется, не порывались уехать в Москву…

— Видите ли, какая штука. Мне казалось, что в Москве никто не даст мне возможность делать то, что я хочу. А в Ростове у меня была абсолютная свобода учиться. И не могу сказать, что мне было трудно в Ростове. Потому что я не оканчивал театрального вуза и открывал режиссёрскую профессию через собственный опыт. Например, на телевидении у меня с главным редактором сложились очень хорошие отношения. Николай Иванович Чеботарёв был милейшим для меня человеком и разрешал делать молодёжную передачу «Труба»: мы снимали видеоарты, экспериментировали, и с этим не было проблем. Таких разнузданных программ в ту пору не снимали даже на центральных телеканалах. Там же я снял психоделический фильм «Ласточка», хотя понятие «неформатное кино» использовалось не так широко, как сейчас. Иначе говоря, я изобретал велосипед. Николай Иванович на всё это давал добро. И в этой связи воспоминания о Ростове у меня только хорошие. Также и о работе в Театре юного зрителя, где режиссёр Владимир Чигишев говорил мне: «Выбирай пьесу и ставь что хочешь».

— Беда в том, что эти постановки вскоре снимались с репертуара…

— Да, такой был выбор: экспериментируй с любой пьесой, но зато это идёт десять раз. А мне что делать? Я учусь. Только практикой всё и постигалось. Чего тут страдать? Если бы приехал сразу в Москву, кто бы мне позволил спектакли делать? Никто.

«Наши подтягиваются…»

— На вашем официальном сайте написано, что свой первый спектакль вы поставили ещё в детском саду. А в театры вас в детстве водили?

— Да, в тот же ТЮЗ. И он произвёл на меня впечатление, потому что там шёл спектакль «Кот в сапогах». Ещё я любил цирк и кукольный театр. А родители ходили в Театр драмы, потому что там работал режиссёр Юрий Иванович Ерёмин. И он выпустил спектакль «Аэропорт», попасть на который считалось большой удачей. Только про это и говорили дома. Я помню, родители восхищались Бушновым. Обсуждали молодого ещё Богодуха. Из актрис им нравились Клара Абашина и Ангелина Кржечковская. Да и не только моим родителям — местная интеллигенция их очень уважала… После этого спектакля Юрия Ивановича пригласили в Москву, в Театр Пушкина.

— Мало кто знает, что теперь вы вместе с ним читаете в Америке лекции о Стани.славском…

— Да, у нас сложились творческие отношения. Не знаю, Ростов ли тут причиной, или нет. Я вообще не сторонник землячеств, хотя из Ростова вышло много замечательных артистов и режиссёров. Прежде всего это Анатолий Александрович Васильев, который ныне ставит спектакли во Франции. Я очень рад, что поспособствовал переходу Влада Ветрова в театр «Современник», увёз его из Театра драмы, где у него было сложное время. Он блестящий артист, у него прекрасная судьба. Он снимается в большом количестве громких проектов, занят у меня в нескольких спектаклях. Я надеюсь, что мы с ним и дальше будем работать. И недавно в «Современник» поступила ещё одна моя любимая ростовская артистка — Таисия Сергеевна Михолап, которая играет в «Антонии и Клеопатре». И у неё сейчас много будет вводов в театре «Современник». Так что постепенно наши подтягиваются…

Новое всегда пробивается с трудом

— Несколько лет назад вы решили поставить «Квартет» на сцене Театра Горького. Но что-то в итоге не сложилось и спектакль выпускал другой режиссёр…

— Не получилось по сумме причин. Неважно каких.

— Когда в Ростове вы поставили «Маленькие трагедии», члены на худсовете драмтеатра вашу работу разнесли в пух и прах, но прошло время и теперь многие из них гордятся, что работали с Серебренниковым…

— Это вопрос про природу людей. Появляется что-нибудь новое, хорошее или нехорошее — неважно, мы сначала говорим: «Этого не может быть». Мы сначала отказываемся, мы не хотим ничего видеть. Потом мы говорим: «Наверное, в этом что-то есть». А дальше мы уже: «Совершенно понятно, что должно быть только так». Вот эти три этапа отношения проходит любой человек, который работает в творческой публичной профессии.

— На Дону особенно памятны ваши «Ростов-папа» и «Дневник убийцы» ещё и потому, что местные артисты предстали там в совершенно ином амплуа. Например, звезда оперетты Адель Ветрова вдруг сыграла колоритную драматическую роль…

— Да, у неё в «Дневнике убийцы» очень смешной эпизод, он мне тоже очень нравится. Почему я пригласил на эту роль актрису оперетты? Ответ простой. Мне неинтересно делать то, что уже сделано до меня. У меня есть такая вилка в ж…пе. Мне хочется новое найти. Некоторые считают это эпатажем. Но я не понимаю, в чём эпатаж? У меня никогда не было задачи никого эпатировать. Просто мои спектакли немного другие, чем в традиционном русском театре. Наверное, это и раздражает…И не потому, что я хочу выпендриваться. А просто потому, что задача любого актёра по системе Станиславского — расшевелить себя, познать собственную природу… Я часто слышу: вот, мол, Кирилл Серебренников не любит людей.

— Почему?

— Наверное, потому что у меня бывают пессимистические спектакли. Но все грустные мысли, которые есть по поводу мира и человека в нём, связаны с тем, что я людей как раз люблю и мне хочется видеть их в другом качестве. А то качество, которое мы имеем сегодня, меня катастрофически не устраивает. Я очень хочу другого человека. Мне кажется, это и есть главная задача искусства — помочь человеку измениться. Это трудно, но если стараться, то это возможно. Очень быстро его можно изменить в плохую сторону. И очень долго — в хорошую. Превратить человека в скотину можно моментально. Для этого надо, например, сократить число уроков русского языка в школе, отменить умные передачи, серьёзные фильмы…

Покорение столицы

— И наконец: у вас ни в одном интервью не спрашивают, как всё же вы покорили Москву.

— К сожалению, не помню. Я всё время работал и не ощущал, покоряю я сейчас или просто зарабатываю деньги. Работал и работал, но понимал, что следующий спектакль зависит от качества предыдущего. В Москве после Ростова я устроился работать на телевидении. Года два снимал передачи, и, когда стал развиваться Центр драматургии и режиссуры Рощина и Казанцева, Алексей Казанцев дал мне возможность поставить спектакль «Пластилин». Здесь-то всё и началось. На спектакль стала ломиться Москва, но про это не писала пресса, «Пластилин» не приходили смотреть специалисты, его не выдвигали на театральные премии, его как бы не существовало. Первые публикации появились только через год, когда интерес публики стал просто зашкаливать. Так же случилось и с фильмом «Юрьев день», который не отметила сейчас ни одна местная кинопремия в отличие от множества западных фестивалей, которые дали этому фильму и призы, и внимание. И вдруг недавно нас пригласили в скандальную программу «Закрытый показ», после чего мы пять дней лидировали по обсуждению в блогах. То есть фильм задел всех. Кто-то его ругал, кто-то хвалил, но это стало поводом важного разговора со зрителем. У фильма огромный общественный резонанс. Таких бурных споров по поводу фильма не было давно. И я счастлив.

— Я знаю, что вы тайно бываете в Ростове…

— Да, несколько раз в год обязательно приезжаю к родителям и всегда прошу их не афишировать сроков приезда, чтобы спокойно общаться. Они не хотят в Москву. Очень привязались к Ростову.

 «АИФ»- ДОСЬЕ

Кирилл Серебренников — режиссёр театра, кино и телевидения, лауреат Международной театральной премии Станиславского, премии ТЭФИ и других профессиональных премий, обладатель главного приза ОРКФ «Кинотавр» и МКФ в Риме (2006 -«Изображая жертву»). Родился 7 сентября 1969 года в Ростове-на-Дону. Окончил физический факультет Ростовского университета. Режиссёрскую практику начинал на Ростовском телевидении, в ростовских театрах ставил первые спектакли. С 1997 года живёт и работает в Москве. Театральная деятельность в основном связана с МХТ имени Чехова. Один из основателей театрального фестиваля «Территория». С 2008 года руководит мастерской в Школе-студии МХТ.

АиФ на Дону, выпуск 21 (785) от 20 мая 2009 г.
.