rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Стихотворение о Ростове

Нечиновничий монолог чиновника от образования

Нечиновничий монолог чиновника от образования

18     Каюсь, зам. начальника управления образования А.П. Уваровского назвала про себя «вечным школьником» — не обиды ради, а по определению: как окончил он в 1974 г. школу, так в ней фактически и остался на всю жизнь. Работал в Азовском районе, в школе № 17 и гимназии № 45 г. Ростова, в Алжире. Заслуженный учитель Российской Федерации.

     Так что знает школьные проблемы не понаслышке. Беды и радости российской школы воспринимает душой и сердцем. Собеседник замечательный, слушать его хочется бесконечно. Первоначальный план беседы нарушился, но она от этого ничуть не потеряла, а может, стала даже интереснее.

   Конечно, невозможно затронуть все сегодняшние проблемы образования, но даже те, что лежат на поверхности, интересны и детям, и родителям, и учителям. А значит, практически всем.

     — Итак, Александр Павлович, проблем море?

     ЕГЭ — удачный эксперимент

    — И всё-таки в городе, несмотря ни на что, создана и функционирует монолитная, мощная система образования. Да, есть болевые точки, но чаще всего причины их, как ни прискорбно, возникают на федеральном уровне. В последнее время в нашей отрасли слишком много экспериментов, которые имеют начало, но не имеют логического завершения. Например, непонятным образом исчез эксперимент по 12-летнему образованию, вопрос о котором так долго муссировался. Но всё затихло, хотя подготовлены документы на всех уровнях. Довольно долго, но, слава Богу, с более видимым результатом идёт эксперимент по единому госэкзамену (ЕГЭ). Интересно, но есть эксперименты, длящиеся по 15 лет. Простите, но по прошествии стольких лет это уже явление, прошедшее апробацию, достигшее каких-то результатов и имеющее или не имеющее право на жизнь. К слову сказать, ЕГЭ показал свою состоятельность. Это довольно удачная, отработанная технология, не без минусов, но хорошо себя зарекомендовавшая. Первой в качестве ЕГЭ прошла в нашем городе математика. И это совершенно по-другому выстроило работу математиков города, повысив уровень преподавания этого предмета.

     Куда отдать ребёнка?

   — Президент Путин заговорил сегодня о двух вопросах: доступности и качестве образования. Вариативность позволяет в нашем городе учиться всем: можно выбрать, помимо обычного, обучение домашнее, коррекционное, углублённое, со всевозможными изменениями и дополнениями к стандарту. Некоторые родители возразят: в специализированные школы трудно попасть. В принципе нет. Например, раньше были у нас 2 английские школы — №№ 14 и 36 (теперь это гимназии), а сегодня их уже 6, значит, возможностей больше. Но хотелось бы попросить родителей не делать из учёбы ребёнка самоцель, занять разумную позицию. Зачастую они не осознают, что утром везти первоклашку через весь город, отнимая у него этот драгоценный час ото сна, а вечером столько же на обратную, такую же утомительную дорогу — целесообразно ли это? Может, лучше всё-таки отдать ребёнка в школу рядом с домом и найти хорошего преподавателя, который обучит иностранному языку индивидуально. Ведь ребёнок устаёт, может из-за этого не успевать. Если родители не в состоянии сами реально оценить возможности ребёнка, можно обратиться к специалисту: в каждой школе есть психолог. В любом случае, поверьте, здоровье первично и важнее любого знания.

     Учебников — сорок сороков

    — Вопрос качества знаний последние 3-4 года практически не сходит с повестки дня совещаний всех уровней. И здесь проблем немало. Коснёмся хотя бы учебников. Их количество и качество вызывают многочисленные и в основном справедливые нарекания. На мой взгляд, если бы имелась такая возможность, можно было бы создать на уровне города совет, в который вошли бы учёные, опытные учителя, методисты, которые проанализировали бы предлагаемое сегодня обилие учебников и сказали: вот этот учебно-методический комплект приемлем со всех позиций, давайте возьмём его за основу и порекомендуем школам города, за исключением тех, что работают по каким-либо специализированным программам. При таком, считаю, идеальном варианте мы уменьшили бы стоимость учебников, потому что могли бы делать большие централизованные закупки. У детей не было бы проблем при переходе из школы в школу или даже из класса в класс: из «а» перешёл в «б», а там другие учебники! К великому сожалению, сегодня существует их масса. И вопрос, качественные они или нет, рассматривается на уровне Москвы специальными экспертными советами. И вот они пошли в работу с разрешительным грифом, а право выбора закреплено... за учителем. Тот посмотрел, и ему показалось, что этот учебник — лучший, значит, будем работать по нему. А потом оказалось, что он ошибся. Выбросить этот учебник стоимостью в 300-350 руб. и перейти на другой? Представляете себе справедливую реакцию родителей?

     — Извините, но почему это должно решаться на местном уровне? Мы не семи пядей во лбу, но есть у нас Москва, академики. Училась раньше вся страна по указке свыше по Пёрышкину, по Бархударову и Крючкову и ничего, грамотная была, до сих пор некоторые правила и формулы от зубов отскакивают...

     — Сегодняшняя наша жизнь изобилует самыми разными сложностями. Я тоже глубоко убеждён, что ситуация с учебниками может быть решена довольно просто, в силу того, что в Российской академии огромное количество опытных людей, отлично знающих систему образования. Почему этот список учебников такой огромный, и зачем предоставляется право выбора? Раньше такие вопросы решались более разумно. Например, когда вводился учебник Виленкина, учителя, работающие в 5 классе, в течение года должны были пройти специальную курсовую переподготовку, прослушать курс лекций о том, как по нему работать. Сегодня этого нет, так что учитель при выборе учебника имеет право на ошибку. А то, что эта ошибка будет дорого всем нам стоить, похоже, никого не волнует.

     — Но это же огромная государственная недоработка...

   — Тем не менее, такая система существует. Представьте себе, учебников по истории сегодня 40 и все с грифом соответствия. И сделать ничего нельзя, иначе вступишь в противоречие с федеральным законодательством. Вот такие юридические дыры не в нашу пользу. Кроме никак не оправданного обилия учебников, существует не менее порочная практика, когда грант на создание, например, «Физики для 7 кл.» выигрывает один авторский коллектив, а для 8 кл. — другой. Учебники пишут, запускают в серию. А как же методические нюансы, согласованность которых должна стать сквозной преемственной линией учебников по этому предмету с 7 по 11кл.? Вроде бы очевидный, но тоже почему-то не решаемый разумно вопрос. Проблема в том, что таких вопросов сегодня множество.

     Школьная форма или серьга в пупке?

     — Например, почему бы не ввести школьную форму, чтобы хоть как-то сгладить социальное неравенство...

     — Потому что сегодня этот вопрос решает совет образовательного учреждения, согласовав с родителями. А одни за форму, другие против. Но даже отказавшись от неё, вправе ли мы забывать о понятии «деловой костюм»? Ведь в школе, куда ребёнок приходит учиться, прежде всего должна быть деловая обстановка. А одежда наших детей сегодня никоим образом таковой не соответствует.

     — Ну да, особенно если пупок открыт, в нём пирсинг, и в языке, и ещё где-то...

    — А запретить всё это — на каком основании? Любой родитель, специалист-психолог нам скажет: позвольте, это проявление личности ребёнка, он так самовыражается, а вы не имеете права... Я 3 года работал в Алжире (развивающаяся страна, позаимствовавшая систему образования во Франции). И ничего плохого не увидел в том, что учителя проводят занятия в белых халатах, а ученики, приходя в своей одежде, накидывают форменную пелерину. Переступаешь порог лицея и попадаешь в другую страну — страну знаний.

     Комсомол ушёл. А вакуум остался

   — Но ведь и у нас так было. Мы же в школе пропадали целыми днями — внеклассные часы, дополнительные занятия, кружки, секции. А теперь всё за деньги...

    — К счастью, не всё. Например, в городе 10 спортивных школ, и их тренеры работают бесплатно минимум в 15-20 школах, ведут кружки и секции. А городской дворец творчества? Там всё бесплатно за редким исключением. Приходите, занимайтесь. Другое дело, что интересы у многих ребят не те. Многие из них охотнее пойдут в игровой клуб, к игровым автоматам.

     — Многое негативное произрастает из того, что дети не организованы как раньше...

    — Ну да — октябрята, пионеры, комсомол — это ушло, а вакуум остался и стал заполняться и не всегда тем, чем хотелось бы. Детские организации нужны, и есть попытки их создать, причём довольно многочисленные. Но масштабы, конечно же, не-сравнимы с прежними.

    — Мы утратили что-то такое в обществе, в результате чего дети перестали быть нашим общим достоянием, за воспитание которых каждый считал себя в ответе...

     — Почему же, воспитывают все, другой вопрос — как?

И продавщица воспитывает, продавшая ребёнку сигареты по дороге в школу. И водитель автобуса, нахамивший рослому восьмикласснику, у которого, как ему показалось, поддельный ученический билет, и он должен платить полную стоимость проезда. И дворник, который не в настроении, а ученик наступил на кучу мусора и услышал всё, что тот думает о нём, об этом мусоре и обо всех нас. А где же родители? Многим из них сегодня воспитывать недосуг, и они основную свою роль передоверили кому угодно, в том числе и школе.

     — А в школе учитель, которому мало платят...

   — Платят действительно преступно мало. Но какое счастье, что есть тысячи прекрасных педагогов, которые, несмотря ни на что, верны своей нелёгкой, но высокой работе. Низкий им поклон. На них вся надежда.

3 мая 2006г., РО.
.