rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Стихотворение о Ростове

Нестор Махно в Ростове был

Нестор Махно в Ростове был "товарищ Скромный"

     182Имя известного революционного деятеля Нестора Ивановича Махно связывают прежде всего с анархистским движением в Украине. Не столь широко известно, что Нестор Махно в 1918 году побывал на донской земле, приезжал в Ростов-на-Дону. И то недолгое время, что он провел здесь, оказалось ключевым в биографии будущего «батьки»: именно на Дону он принял решение продолжать борьбу за «анархию - мать свободы». Недаром целая глава воспоминаний Нестора Махно называется «Моя встреча с ростово-нахичеванскими и приезжими в Ростов анархистами».

     В результате Брест-Литовского мирного договора, заключенного правительством большевиков с Германией, войска кайзера вошли на территорию Украины и стали стремительно продвигаться к Югу России. Было занято с боем Гуляй-поле, родина Нестора Махно.

     Сам Махно, с братом Саввой Махно, Степаном Шепелем и еще несколькими сподвижниками прибывает в Таганрог, где остановился, чтобы разобраться в обстановке. Спасаясь от немцев и войск гетмана Скоропадского, в Таганрог прибывали отступавшие красноармейские части. Здесь расположилось и украинское большевистско-эсеровское правительство.

     Повод заявить о себе у Нестора Махно появился практически сразу: в Таганроге по приказу украинского правительства была арестована известная анархистка Маруся Никифорова. Атаманшу обвинили в погромах и других жестокостях, совершенных бойцами ее отряда в Елизаветграде в марте 1918-го.

     «Это ведь было время, когда Ленин и Троцкий разнуздались совершенно, разгромили анархистские организации в Москве, объявили поход против анархистов в других городах и селах», - описывает Нестор Махно тот политический момент.

     Анархисты, которых в Таганроге скопилось немало (впридачу там действовала местная анархистская федерация), активно вступились за Никифорову. Весомости их аргументам прибавило прибытие в Таганрог бронепоезда под командованием анархиста Гарина. Бронепоезд стал на вокзале, так что здание суда оказалось под прицелом его пушек. Революционные судьи Марусю оправдали...

     «Дело Никифоровой» стало первой размолвкой Нестора Махно с большевиками, которая вскоре переросла в открытое противостояние. Окрыленный успехом, он собственноручно написал листовку и несколько раз выступил на митингах под псевдонимом «товарищ Скромный» (оставшимся со времен царской каторги).

     На Дон один за другими прибывают известные анархисты: Леша Марченко, Петя Лютый, Борис Веретельник, командир вольного анархобатальона матрос Полонский. Вместе с группой товарищей Нестор Иванович прибыл в Ростов.

     «В Ростове-на-Дону я три дня лазил по линиям железной дороги, искал своих коммунаров, но тщетно. Здесь я встретился снова с начальником красных резервных войск Юга России Беленкевичем, который снабдил Гуляй-поле вооружением. Мы без всяких обиняков откровенно поговорили об общих причинах столь быстрого отступления красногвардейских войск».

     В Ростове-на-Дону анархисты не имели столь сильных позиций, как в Украине, и даже в соседнем Таганроге. Влияние анархистов широко распространялось среди матросов и крестьян-земледельцев. В Ростове никогда не стояло большого флота, а донские казаки настороженно относились к «мужикам», которые стремились занять пустующие казачьи земли. Вот почему идеи анархизма не могли прижиться на донской земле. И в Ростове Махно вел себя осторожно.

     «Ростово-нахичеванские товарищи издавали серьезную еженедельную газету «Анархист». По газете видно было, что они имели идейное влияние на трудящихся города и окрестностей. Теперь же, в первые дни моего пребывания в Ростове, я не нашел этой газеты и не встретил никого из товарищей ростово-нахичеванской группы», - вспоминает «батька» Ростов.

     Зато внимание Махно привлекла другая газета под названием «Черное знамя». Она тоже выступала от имени анархистов. Ознакомившись с материалами, Махно буквально взвился. Его задел за живое фельетон, где описывалось, как в еврейской лавке анархисты покупали черную материю, чтобы сшить свои флаги.

     Несколько дней по распоряжению Махно редакцию «Черного знамени» разыскивали в Ростове анархисты, прибывшие вместе с ним с Украины. К счастью для ростовских журналистов, махновцы их не нашли.

     «Помню, я проходил по базару-толкучке с намерением купить исподнее белье, чтобы после трех недель переодеться. Я встретил на этом базаре товарища Григория Борзенко (нас познакомила товарищ Рива, один из членов мариупольской группы анархо-коммунистов). Первым моим вопросом к нему было: «Не знаете ли вы, товарищ Борзенко, кто издает уличную газетку «Черное знамя»?»

     Ответ товарища Борзенко был курьезный: «Мне кажется, ее издают люди, желающие пристроиться возле сильных: стало быть, наши враги», - описывает Нестор Махно этот эпизод своего пребывания в Ростове.

     Будучи в нашем городе, Махно задумывается над тенденциями, которые, как он считал, разъедают анархистское движение, о приспособленцах, желающих «идти за сильными». Досады Махно добавлял наглядный факт: дом, принадлежащий ростово-нахичеванской группе анархистов, был разграблен с участием тех же анархистов во время одного из периодов безвластья в Ростове.

     «Товарища Скромного» пригласили выступить на митинге, организованном анархистами в Ротонде (на территории Городского сада). Махно высказал местным товарищам свое недовольство: «заслуженные работники нашего движения, в спокойное время находившие братский приют в доме анархистов, в момент тревоги и отступления не смогли отстоять этот дом, а пошли по течению грабежа и содействовали разграблению его обстановки и украшений». Попеняв, Махно дал ценное указание: готовиться к переходу на подпольную работу

     Австро-германские войска и формирования генерала Краснова подходили к Ростову, красногвардейские части готовились к эвакуации. Махно с тремя десятками товарищей пристроился при артиллерийской части под командой симпатизировавшего анархистам товарища Пашечникова. Часть готовилась выехать на Тихорецкую, а оттуда, через Царицыно, на Воронежский участок фронта. Махновцы были зачислены как команда эшелона, и даже несли службу по его охране.

     Пока эшелон стоял на станции, Махно три раза выступал на митингах перед рабочими ростовских заводов и фабрик. Громил газету «Черное знамя», агитировал за движение «крестьянских анархистов».

     «Момент для выступлений был неблагоприятный. Революционный Ростов в спешном порядке готовился к эвакуации. Командующий Ростовским округом Подтелкин (наверняка имеется ввиду председатель Совета народных комиссаров Донской советской республики Федор Подтелков - авт.) переселился уже из особняка в вагон при двух паровозах на полных парах. Его примеру последовали и другие революционные учреждения... С болью на сердце, полном сил и боевой энергии революционера-анархиста, я простился с Ростовом, с которым духовно был так связан через газету «Анархист», которая у нас, в Гуляй-поле, читалась всегда с особым интересом», - такие слова на прощание сказал Нестор Махно Ростову-на-Дону.

     Впрочем, на донской земле ему довелось побывать еще дважды. В 1920 и 1921 годах махновцы совершали рейды по Верхнему Дону. В бою под хутором Коньковым они захватили в плен работника ревкома, будущего великого донского писателя Михаила Шолохова.

     Рассказывают, что его допрашивал сам Махно и приказал расстрелять. Но за юношу вступилась хозяйка хаты, где шел допрос: «У него здесь мать есть. И у тебя, поди, тоже есть мать».

     Вот версия встречи Михаила Шолохова с Нестором Махно, описанная литературоведом Константином Приймой (цитируется по сборнику «Чекисты Дона», Ростов-на-Дону, 1983 г.):

      «А каково было его столкновение с Махно? Продработник Каргинского ревкома Михаил Шолохов вел обоз с хлебом. Его перехватила разведка махновцев. Привели к атаману, который с костылями сидел в тачанке. Тут же, при толпе хуторян, на допросе юный Шолохов отвечал дерзко и решительно. Куда девалась его застенчивость!.. Предание гласит, что на вопрос Махно: «Где в казачьих амбарах хранится семенной овес?» - Шолохов ответил: «Где овес?.. Ты что, на Дону хочешь, не сеявши, жаты? А знаешь поговорку: поехал за шерстью, гляди, вернешься остриженным?..» Махно рассвирепел, но хуторская толпа казаков, женщин и казаки-фурщики (у которых махновцы забрали пшеницу) вступились за сорванца. И Махно смилостивился, твердо пообещав ему при второй встрече виселицу!» 

     Итак, Махно отпустил Михаила Шолохова. А пережитое им легло в сюжеты «Донских рассказов». Вот, пожалуй, и все, что связывает батьку Махно с Ростовом-на-Дону. Еще одна малоизвестная, но интересная страничка нашей истории.

Александр ОЛЕНЕВ.

 

.