rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Стихотворение о Ростове

Всевеликий день оборванцев

Хор россиян из оперы нищих

     Планета отметила Всевеликий день оборванцев

     Мы все глядим в «нобелиаты»…

     183Тему недели мне подсказали сразу два события. Во-первых, 17 октября мировая общественность торжественно отметила Международный день борьбы за ликвидацию нищеты – профессиональный праздник… как бы это сказать… Ну, помните, в комедии Марка Захарова «Формула любви» Маргадон обращается к Жакобу: «Вы, человек, достигший вершин лондонского дна!». Вот для Жакоба минувший четверг как раз и стал красным днём календаря. А заодно и для всех его собратьев по пустому желудку и кошельку. К ним можно отнести и миллионы россиян.

     Второй повод для размышлений – вручение Нобелевской премии по экономике за 2019 год. Её получили экономисты Эстер Дюфло (Франция), Абхиджит Банерджи и Майкл Роберт Кремер (оба из США).

     Как сформулировали шведские академики, эти учёные удостоены награды за «экспериментальный подход к искоренению глобальной бедности». Хотя я так и не понял, что нового и прорывного внесли названные господа-товарищи в дело борьбы за счастье неимущих. Если верить Шведской королевской академии наук, «птица-тройка» всего лишь предложила решать задачи борьбы с бедностью «по-маленькому». Например, Майкл Кремер со товарищи долгие годы посвятил тому, чтобы улучшить успеваемость школьников в западной Кении. И при каких делах тут борьба с бедностью? Хорошее образование – дело хорошее. Но само по себе оно не способно спасти человека от нищеты. В «лихие 90-е» тысячи российских профессоров на базаре луком торговали, вкалывали грузчиками или дворниками. А те, кому не «свезло» – последний хрен без соли доедали.

     В сообщении Шведской академии упоминается также, что благодаря экспериментам нынешних нобелевских лауреатов во многих странах увеличились субсидии на профилактическое здравоохранение. Не хочу расстраивать наивных шведов, но по секрету докладаю: среди нищих немало вполне здоровых людей. По крайней мере, на первых порах. И лучшая профилактика для них – достойная работа, зарплата и нормальный уровень жизни. В этом случае о здоровье они сами как-нибудь позаботятся. Короче, не учите их жить, лучше помогите материально.

Горох против брюквы,

или

С чего начинается куча

     Но вернёмся к нищенскому празднику. Если кто-то сохранил скудные школьные познания, то вспомнит светлый образ спившегося титулярного советника Мармеладова из романа «Преступление и наказание». Даже в глубоком подпитии Семён Захарович отчётливо проводил границу между бедностью и нищетой, не смешивая одно понятие с другим:

     «– Милостивый государь, – начал он почти с торжественностию, – бедность не порок, это истина… Но нищета, милостивый государь, нищета – порок-с. В бедности вы ещё сохраняете своё благородство врождённых чувств, в нищете же никогда и никто. За нищету даже и не палкой выгоняют, а метлой выметают из компании человеческой, чтобы тем оскорбительнее было; и справедливо, ибо в нищете я первый сам готов оскорблять себя».

     Что имел в виду Фёдор Михайлович Достоевский, вкладывая такие слова в уста своего персонажа? Где он, этот водораздел между бедностью и нищетой? И действительно ли он существует? Чем бедный лучше нищего? Вернее, не так: чем нищий хуже бедного?

     Кто-то решит, что мармеладовский монолог – лишь игра слов, пустое умничанье, «достоевщина». Я с этим не соглашусь. Хотя, конечно, разница между бедностью и нищетой отражает не окружающую действительность, а наши представления о ней. В булгаковском «Собачьем сердце» профессор Преображенский утверждал, что разруха – не в клозетах, а в головах. То же можно сказать о богатстве, бедности и нищете. Различие между ними существует прежде всего в наших головах.

     Объясню на доступном примере. Когда-то старый зэк Лужков (не путать с бывшим столичным мэром) рассказал любопытный случай. Колония в посёлке Боровое Кемеровской области. Сюда после пятилетней отсидки на «крытой» (в тюрьме) пришёл новый «пассажир» – Володя Мальвинский. За плечами у этого рецидивиста столько сроков, что он и сам не знает, где больше пробыл – на воле или на «зонах». О жизни на свободе он имеет довольно смутное представление. Как-то, вмешавшись в спор арестантов о высших материях, Володя гневно хлопнул ладонью по столу:

     – Да разве кто из этих, в Кремле, думает о простых сидельцах?! Они там каждый день горох с салом жрут, а мы брюквой давимся!

     То есть для старого «каторжанина» верх блаженства – горох с салом. Как верно подмечено русским народом: у кого-то щи жидкие, у кого-то – жемчуг мелкий. К чему это я? Сейчас поймёте.

     Недавно аналитическое агентство Левада-центр провело интересное исследование. Социологи решили выяснить, что россияне подразумевают под «бедностью». Помните чудесный мультфильм о Слонёнке, Удаве, Попугае и Мартышке? Слонёнок пытался понять, сколько орехов надо собрать, чтобы получилась целая куча. «Наверное, много», – ответила Мартышка. «А много – это сколько?» – продолжал допытываться Слонёнок. «Мало – это когда съел и ещё хочется, – пояснил мудрый Попугай. – А много – это когда съел и больше уже не хочется».

     Но въедливые сотрудники Левада-Центра решили добиться более определённых результатов. И выяснили, что россияне считают бедной семью, в которой на каждого члена приходится не более 12 500 рублей в месяц. При этом 40% опрошенных недотягивают до этой суммы.

     А с какой суммы начинается «куча»? – поинтересовались далее социологи. Оказалось, для «нормального» существования российской семье необходимо 38 100 рублей на человека (чуть более 600 долларов). Такой доход получают только 7% участников опроса. У остальных среднедушевой доход на семью составил 16 800 рублей (в 2,3 раза ниже «нормального»).

     Впрочем, оценка «нормального» дохода различается в зависимости от размера населенного пункта. В Москве «нормальная» сумма колеблется от 51 700 до 59 800 рублей в месяц на человека. У жителей крупных городов – 38 600 – 42 200 рублей. В городах средней величины 35 000 – 40 400 рублей. В сельской местности – 31 400 – 35 100 рублей.

     Опрос проводился в 137 населенных пунктах 50 субъектов России и охватил 1608 человек в возрасте от 18 лет. Вроде бы размах невелик и результаты можно считать лишь относительно объективными. Однако замечу по ходу дела, что в общих чертах мнение россиян не особо отличается от официального мнения власти, которая установила прожиточный минимум в стране на уровне 11 200 рублей, то есть всего на 1 300 рублей меньше, чем граждане, опрошенные социологами Левада-центра. По данным Росстата, в первом полугодии 2019 года 19,8 млн россиян (13,5% населения) живут на доходы ниже этого прожиточного минимума.

     Отмерьте счастья на два доллара

     Итак, многие граждане России считают бедностью месячный заработок ниже 12 500 рублей. Страшно даже представить, что в таком случае они понимают под нищетой.

     Не так давно смотрел я одну из программ Захара Прилепина на НТВ из цикла «Уроки русского». Рассуждая об уровне жизни в нашей стране, писатель заметил: всё зависит от того, с чем сравнивать. Вон в Африке немало стран, где люди живут на два доллара в месяц! Прилепин, правда, тут же оговорился: мол, это не значит, что россияне должны радоваться своему нынешнему положению – но всё-таки…

     То есть нам с вами ещё есть куда падать. Долго и нудно.

     Вот тут самое время вернуться к разнице между бедностью и нищетой. Помните, я сказал, что граница эта пролегает в наших головах? У Прилепина она – между суммами около 200 долларов (12 500 рублей) и два доллара. В первом случае – бедность, во втором – нищета. Судя по всему, с Захаром согласны многие россияне. И это не просто прискорбно. Это тревожно.

     Потому что не только наше благосостояние, но и будущее нашей страны зависит от того, какую планку перед собой ставит каждый гражданин России. Пока большинство россиян будет считать, что человек, получающий в месяц 12 500, 15 000 или даже 20 000 рублей, не может считаться бедным, мы обречены прозябать в нищете! Это – вообще не зарплата. Это даже не подаяние на паперти.

     Мы сами загоняем себя в стойло, определяя минимальный уровень собственных потребностей. Если мы готовы довольствоваться малым, то получать будем объедки с барского стола.

     Конечно, здесь есть опасные повороты. В Советском Союзе очень просто определяли разницу между социализмом и коммунизмом. При социализме – «от каждого – по способностям, каждому – по труду». При коммунизме – «от каждого – по способностям, каждому – по потребностям». И та, и другая формулы – от лукавого. Они не поясняют, что такое «по труду» и «по потребностям». Насколько могут быть болезненно ненормальными «потребности», мы видим на примере нынешних олигархов, нуворишей, их обнаглевших отпрысков, которые «сходят с ума, потому что им нечего больше желать», как поёт Борис Гребенщиков. В то же время сегодня в России и труд умственный, и труд физический чаще всего оплачиваются нищенски. Многие своим трудом не в силах обеспечить себе и близким даже минимальные потребности.

     Между тем сегодня народу постоянно втирают, что государство не может обеспечить своим гражданам самых элементарных потребностей, в то время как «верхние» 10% толстосумов имеют больше, чем все остальные 90% населения; когда эти твари погрязли в скотстве, зажрались и плюют – нет, блюют! – на нас, ничего не стесняясь и никого не боясь.

     Спору нет: бывают обстоятельства, когда необходимо ограничивать себя во многом. Послереволюционная разруха, индустриализация 1930-х, Великая Отечественная война, восстановление страны из руин требовали мобилизационной экономики и диктовали советским людям зачастую аскетические нормы жизни. Однако нельзя спекулировать на этом вечно!

     А вот теперь я вам могу сказать, в чём разница между нищими и бедными. Бедными были те, кто создавал и укреплял Советский Союз. Эти люди недоедали, скромно одевались, жили в коммуналках – но верили, что их дети с внуками будут жить счастливо. А нищие – те, кто сегодня пытается убедить себя в том, что на двести долларов вполне можно неплохо прожить. Как говорится, «лишь бы не было войны».

     А вы разве не заметили, что война уже идёт? Между ними и нами…

     С чем вас и поздравляю.

НВ №328 от 18 Октября 2019 г.

 

.