Он говорит пером

67Автор выставки категорически молчалив, и непонятно, что может вывести его на откровенный разговор. Впрочем, один раз он почти вспылил, когда молоденькая девушка, корреспондент одной из ростовских разбитных газет, мимоходом задела его национальность. «Я не говорил: русские разрушили мой дом, я не говорил: чеченцы пострадали в этой войне! Эта война — не с моим народом!» — и глаза его даже засверкали.

Рустам Сардалов, уроженец Грозного, уже почти пять лет живущий в донской столице, представил выставку своих работ в детской картинной галерее, где события, происходящие на его родине, так или иначе отражены в графике и акварелях.

Сам художник может с этим не согласиться. Но вот прямое вещественное доказательство — тщательно выписанные походные сапоги из серии «Untit». А разве не свидетельствует о том же чашка, размером с солдатский котелок, стоящая на столе, который противоположным концом врос корнями породившего его дерева в землю?! (Серия «Завтра»).

Акварелей на выставке немного, в основном рукотворная графика. Подчеркнём, рукотворная, ибо её «двоюродная сестра»,  по словам научного сотрудника галереи Татьяны Бурловой, графика компьютерная, оттеснила свою родственницу на второй план. Но и сегодня, и во все времена то, что сделано руками художника, будет цениться выше. Тем более если творец, как Рустам, так трепетно относится к традициям.

А если вернуться к акварелям, то та же «Роза» из серии «Жизнь» воспринимается как капля запёкшейся крови. Про «Цветы» можно сказать, что это натюрморт, которого не было — настолько художник не следует формам реальности. Букет в вазоне — скорее облако, туман, повисший над стеклянной формой, наводящий на мысли о скоротечности бытия.

Талант автора выставки, которой так и не дано название, несомненен. Об этом сказал на её открытии старший научный сотрудник Ростовского областного музея изобразительных искусств Валерий Рязанов. По словам Валерия Васильевича, в работах присутствует такая глубина, что смело можно говорить о том, что у их творца есть будущее. А ведь всё было против того, чтобы этому человеку начать работать кистью и пером: несерьёзным считалось у родных и близких Рустама это занятие. Но под этим влиянием, начав заниматься чем-то другим, всё равно приходил он к чистому листу бумаги. В конце концов мать стала на его сторону. Рустам поступил на художественно-графическое отделение Грозненского педагогического института.

Начались военные действия, которые заставили прервать учёбу и в ходе которых погибает у Рустама чуть ли не половина родственников. Сам он приезжает поправить здоровье в Ростов и задерживается здесь почти на пять лет. Даже если бы он не сказал, что работал в издательстве «Феникс», оформляя книги, можно было бы догадаться, что его «конёк» — книжная графика. Из его графических работ (хочешь не хочешь!) запоминается та, что называется «Apple». Сидит за столом больной человек, по взгляду видно, что больной, а по виду ни дать ни взять Ульянов-Ленин. Перед ним надкусанное яблоко. Познания?!…

Рустаму не нужно шоу. Даже эту выставку его уговорили сделать друзья, хотя в прошлом году работы Сардалова уже могли видеть ростовчане на выставке молодых художников. Он весьма отличается от тех творцов, которые без устали готовы рассказывать о себе любимых. Даже на открытии экспозиции от него услышали только одно слово: «Спасибо!» А вот что написал один из посетителей галереи в книге отзывов: «Это эхо моих образов. Похороненных семь лет назад. Это видел каждый, но не каждый смог передать, воплотить, сотворить. У тебя, Рустам, большое будущее. Пиши, твори, чувствуй!» Остаётся только присоединиться к этому пожеланию.

27 июля 2005г., РО.

Огненные холсты Владимира Чекмарёва

65Все мы отчасти пироманы. Если долго смотреть в огонь костра или камина, то можно увидеть картины. Попав на выставку художника Владимира Чекмарёва, я будто бы вошёл в костёр. Красный цвет, символизирующий материю огня, — главная цветовая гамма его картин.

Владимир Чекмарёв родился в 1950 году в Ростове-на-Дону. Закончил архитектурный факультет Ростовского строительного института. Испытал сильное влияние импрессионистов: Сезанна, затем Рембрандта и Тернера — художников, уделявших особое внимание свету. Долгое время занятие живописью сочетал с оформлением интерьеров и книжной графикой — он автор иллюстраций к более чем 200 изданиям. Начал выставлять свои работы с 1970 года. Член творческого Союза художников России с 2001 года. Его картины побывали на выставках в России, Шотландии, Бельгии, находятся в частных коллекциях на родине и за рубежом.

Зимним днём у картин Чекмарёва можно согреться. Красной краски он не жалеет. Вглядываясь в этот «масляный огонь» на холсте, попадаешь в сказочные страны то ли средневековья, то ли современности. Впрочем, в работах подобных художников время не ощущается. Где он, этот «Мост Риапто»? В Италии или в твоём подсознании? «Сидящая женщина», «Утренний туалет», голая женщина в шиповнике — всё это соткано из язычков пламени.   «Проходной  двор», которых в каждом городе не счесть, выглядит мистически. Лестница в его картинах — некий символ стремления к каким-то неведомым вершинам. «Вид на Капитолийские холмы» — иллюстрация ко всем моим детским сказкам. 66Потрясающая картина «Художник и модель», её невозможно рассказать. А можно ли рассказать и объяснить настоящую живопись? А картину «С белым пером» я когда-нибудь куплю и подарю себе, если её не купят, пока я собираю деньги. И в «Икаре» опять же присутствует мистическая лестница в небо. А сам Икар будто бы взорвавшийся истребитель на подлёте к заветному объекту. В огненных холстах звучит потрясающая музыка, наверное, «Аллегро с огнём». Всё та же лестница устремляется во вселенский пожар картины «Идущие за звездой». «Мост над каналом» тоже высушит венецианскую сырость. Повесить эту картину в одном из венецианских замков — и вековечная плесень на стенах расцветёт ромашками. На картине «Одиссей» лысый мужчина смотрит на стену с загадочными крестиками. На столе перед ним чашка кофе и упомянутая лестница. Наверное, для Чекмарёва деревянная лестница — знак самый главный, как для всего человечества колесо.

Чекмарёв, безусловно, художник-мистик. Даже в натюрмортах он изыскан. «Натюрморт с черепом единорога» — бутылка вина, ваза с фруктами и череп, правда, очень маленький. А с другой стороны, кто его видел, этого единорога? Разве что поэт и художник Хвостенко, который совсем недавно ушёл из жизни. Да ещё Борис Гребенщиков, который пел песню Хвоста «про город золотой», где гуляют животные неведомой красы, в том числе и единороги.

На картине «Игра» мужчина и женщина играют в шахматы — магическую игру. Они опять же стоят спиной к нам, наблюдателям за тайной. Я обратил внимание, что почти все живые персонажи картин Чекмарёрва повёрнуты к нам спиной. В этом есть особая недосказанность. И лишь у лестницы нет профиля и анфаса, лица и затылка. Потому что она, лестница, — средство, позволяющее попасть в тайну. А это средство, как известно, вне времени и общепризнанных измерений. Мосты — это тоже средства проникновения из пространства в пространство. Не случайно на них обращают внимание в основном художники и архитекторы жизни по совместительству. От Кандинского до Чекмарёва.

24 декабря 2004г., РО.

Настоящий мастер мини-монументального искусства

60Ростовский медальер Николай ШЕВКУНОВ — известнейший профессионал своего дела не только в Южном федеральном округе, но и в стране. Одна из его работ, Вёшенская медаль, изготовленная к 100-летию Шолохова, хранится в знаменитой нумизматической коллекции Российского государственного исторического музея.

Мало кто знает, из чего состоит процесс появления на свет медали. Ничего не знала об этом и я, поэтому напросилась в гости к художнику.

В его мастерской царил поистине живописный беспорядок. Вперемежку находились эскизы, модели, необычный инструмент. На полочках хранились миниатюрные скульптуры, образцы, красиво обработанные куски дерева, ну и, конечно же, сами медали. Впрочем, беспорядок был лишь на первый взгляд. Шевкунов с лёгкостью ориентировался в крохотном пространстве мастерской, прекрасно знал, где что находится. Буквально за минуту он выложил на столе ткань и разместил на ней свои работы для фотографирования.

Споро выполняя гравировку (завершал срочный заказ), он рассказывал о своей работе. Фоном звучал звук инструмента в его руках, чем-то напоминающий бормашину в стоматологическом кабинете.

— Профессии медальера в России учат только в столице, — сетует мастер. — Всему, что я умею, учился сам. Опыт наработан большой, и теперь я готов передать его ученикам.

Осталось только найти желающих. Увы, пока что за несколько лет поиски не увенчались успехом.

— Обращался к знакомым преподавателям в учебных заведениях, обучающих художественному мастерству. Предлагал подобрать хотя бы одного студента, готового освоить азы медальерного дела. Но проблема в том, что работа эта очень сложная. Помимо знаний о свойствах металлов, умения обработки их и многих других, необходимых для этой профессии предметов, необходимо обладать огромной усидчивостью. Потому что один из этапов включает в себя очень тонкую работу, под микроскопом. Надо часами сидеть неподвижно, чтобы точно воспроизвести все крохотные детали, не ошибиться. Если дрогнет рука, отвлечёшься, то медаль будет испорчена и придётся начинать всё заново, — рассуждает Николай Фёдорович. — Видимо, не все готовы к таким сложностям. Но я уверен, что найдутся ученики с творческим началом, которых увлечёт эта профессия, и они захотят научиться ей.

61Шевкунов занимается медальерным делом больше десяти лет. Но пришёл он в эту редчайшую профессию, по его словам, гораздо раньше, ещё в детские годы. Мальчишкой любил часами рассматривать монеты и медали. Его очень интересовало, как же они были изготовлены. Однажды нашёл свинцовое грузило для рыболовных сетей и при помощи отвёртки стал ковырять его, любуясь получающимися узорами. Это занятие так увлекло ребёнка, что мама с трудом дозвалась его к обеду.

В студенческие годы увлёкся чеканкой, стал собирать специализированную литературу. Набравшись опыта ещё во время учёбы в РАУ, начал делать значки. Занимался художественно-оформительской работой, изготавливал памятники — и в курсантские годы, и будучи офицером (в стенах РАУ прослужил более 20 лет, всё это время был нештатным художником, так что опыт наработал большой). Витраж на центральном входе в ракетное училище — тоже его детище.

— Я пробовал силы во многих областях искусства. Занимался резьбой по дереву, чеканкой, обработкой стекла, гравировкой. Больше всего мне нравилось работать с металлом. Этот запах, завораживающий блеск, знакомый с детства, для меня ни с чем не сравним. Поэтому, когда освоил полностью медальерное дело, научился самостоятельно производить этот трудоёмкий процесс от начала до конца, не прибегая к услугам посредников, то переключился на эту профессию, — вспоминает мастер.

После выхода в запас Николай Фёдорович полностью отдал себя любимому делу. Тем более что оказалось — профессия его не только очень редкая, но и востребованная. Ведь торжественные мероприятия, как правило, включают в себя церемонию награждения. А что может быть почётнее и долговечнее, чем медаль?

62Он выполнил несколько сотен любительских медалей, которые вручаются на юбилеи не только организациям, но и частным лицам. О подобном именном подарке мечтают многие, поэтому нет и недостатка в заказах. Но самая ценная — профессиональная коллекция, в которой уже более полусотни памятных знаков.

Помимо Вёшенской, есть в ней медали «Выпускник-2006», «Чернобыль», «Фестиваль российского дизайна и ДПИ на Кавказских минеральных водах», «Фестиваль донских вин-2005», «420 лет присоединения Сибири к России Ермаком», «Ростовский государственный университет», «В честь 255-летия международного ростовского порта», «200 лет МВД России», «Ростов-на-Дону — Ле-Ман. Дружбе и сотрудничеству 20 лет»...

— Каждая медаль представляет собой миниатюрный памятник. Она также позволяет беречь в памяти значительные события. В отличие от стандартного памятника, медаль можно хранить дома, на почётном месте, перевозить её, показывать близким людям. Таким образом, её увидит не меньшее количество людей, чем стационарную скульптуру. Только для этого нет необходимости ехать куда-то далеко, она всегда рядом, — продолжает рассказ Шевкунов.

Труда у художника уходит не меньше, чем на обычный памятник. Надо придумать и нарисовать эскиз, выполнить модель, а далее — сложную оснастку и много других необходимых этапов, прежде чем свет увидит готовая работа. Порой на её выполнение, начиная от этапа согласования, уходят месяцы.

Пожалуй, самый завораживающий момент — когда в дело вступает пресс. Чтобы выдавить на заготовке изображение, необходимо усилие в 600 тонн! Для сравнения: автомобиль «Жигули» весит тонну, его высота — полтора метра. Чтобы получить 600 тонн, надо соорудить стопку из таких машин высотой в почти километр. Высота знаменитой Останкинской телебашни — 550 метров. Представляете себе мощь, которая требуется, чтобы изготовить одну маленькую медаль?

Конечно же, такая махина в мастерской не поместится, медальер чеканку выполняет на заводе. В его же мастерской есть станки поменьше. Один, дореволюционный, пресс, на котором мастер выполняет миниатюрные изделия. Второй, современный, станок используется им для изготовления оснастки и гравировки медалей. Есть и ещё один, который Николай Фёдорович применяет для заготовок небольших жетонов.

— Вот такие плоские кругляши получаются из маленьких брусочков металла, — рассказывает он. — Затем из них молотом на празднике Танаиса изготовили сувенирные псевдомонетки — по типу тех, что были в ходу в древнегреческом городе.

Николай Шевкунов готов часами рассказывать о хитростях своей профессии. Слушать его безумно интересно, ещё любопытнее наблюдать за тем, как он работает. Любое творчество в чём-то напоминает волшебство. Порой сложно поверить, что из бесформенного куска может получиться вещь, которая не только красива сама по себе, но и бережно хранит в себе память о чём-то важном. Будет очень жаль, если тайны медальерного мастерства так и останутся для всех тайнами. Хочется верить, что ученик у уникального мастера вскоре найдётся. А может, и не один. И наш город, известный как центр профессиональной учёбы на юге России, сможет гордиться, что в нём обучают ещё одной востребованной в стране специальности.

«Ростов официальный», № 40 (879) от 28.09.2011

Настроение

63Хорошее оно или плохое, бодрое или вялое, тревожное или спокойное, вы можете узнать, побывав на персональной выставке Александра САВЕЛЕНКО с одноимённым названием в выставочном зале Союза художников (ул. М. Горького, 84).

Более сорока произведений. Почти все созданы в прошлом году. Почти все — пейзажи. Старый Ростов, Ростовская область, Подмосковье, Крым. И это неспроста.

— Александр Савеленко — один из основателей творческой группы «На земле», — рассказывает директор Ростовского художественного училища им. М.Б. Грекова Галина СКОПЦОВА. — Само название говорит о том, что художник крепко стоит на земле и любит родной край. Сейчас он ищет, меняется и, я уверена, будет меняться. У него есть желание передать то, чему его научили, и обеспечить «преемственность традиций».

Были на выставке и школьные учителя, которые когда-то преподавали маленькому Саше ИЗО, и преподаватели из школы имени Чиненовых, где он учился. Все они говорили примерно одно и то же: «Мы гордимся тем, что у нас вырос такой замечательный художник».

64— Наш город тщательно следит за Сашиной творческой деятельностью, — добавляет начальник управления культуры администрации города Людмила ЛИСИЦЫНА, гость на выставках редкий. — Александр Савеленко — художник, который ищет себя и любит Ростов.

Кто-то из пришедших на открытие «Настроения» говорил, что он «вдохнул жизнь в старый город», кто-то — что «чувства добрые воспевает». Сам художник благодарил всех за добрые слова и был немногословен.

— «Настроение», — сказал он, — очень простое, но самое подходящее название для этой выставки. В каждой работе я хотел показать своё эмоциональное состояние и состояние природы.

Настроение автора. Настроение изображаемой натуры. Всегда разное — отсюда и разнообразие цвета, фактуры, манеры письма. Синтез настроений. Стоишь у каждой картины и гадаешь, какие эмоции художник испытывал, создавая её: «тогда он, наверное, улыбался, а когда писал эту, похоже, хмурился».

Если вы хотите увидеть, что прячется «За домом Врангеля», услышать «Звон наступившей осени», почувствовать «Запах осени» и узнать, какая она, «Новая жизнь старого Ростова», приходите в выставочный зал Союза художников. Выставка продлится до 12 марта.

Справка «Ростова официального»

Александр Савеленко хоть и ещё очень молодой художник, живописец, график, но уже член Союза художников России. Он родился в 1986 году в Ростове, окончил Ростовское художественное училище имени М.Б. Грекова, а сейчас сам преподаёт в нём. Участник многочисленных российских и зарубежных выставок, лауреат престижных конкурсов и премий. Произведения его находятся в музеях и частных коллекциях России, Германии, Голландии и Турции.

«Ростов официальный», № 10 (953) от 06.03.2013

Мамина династия

57Ростовский областной музей изобразительных искусств представляет выставку «Метаморфозы» первого в донской столице дайвинг-живописца Ирины ПРОТОПОПОВОЙ и ее дочерей Анны и Ксении.

Коралловые рифы, морские водоросли, лучи солнца, пробивающиеся сквозь зеленоватую толщу вод.

– Как, думаете, такое делается? Сначала все заснимается на фотокамеру, а потом, уже по снимку, превращается в живописную картину, – пытается раскрыть секрет создания подводных пейзажей солидного вида мужчина. И – ошибается. Потому что и эти коралловые рифы, и морские водоросли написаны Ириной Протопоповой с натуры.

Ирина Протопопова в нашей стране и за рубежом прежде всего известна как художник-ювелир. Она – участница и призер множества художественных выставок, член международных ассоциаций. Но недаром коллеги отзываются об Ирине как о человеке неуемной энергии, которому тесно в рамках одного жанра или даже одного вида искусства.

– Камни – это застывшие цветы, – так объясняет себе интерес ювелира Протопоповой к изображению цветов на холстах председатель Ростовского отделения Союза художников РФ Олег Игнатов.

Но больше всего здесь разговоров о ее подводных пейзажах.

– Масляные краски в воде не растекаются. Теоретически подводная живопись законам физики не противоречит, но все равно – удивительно! – говорит куратор этой выставки искусствовед Валерий Рязанов.

58Пока первые посетители рассматривают эти необычные картины (а кто-то даже сообщает об исходящей от них целительной энергии), задаю их автору вопрос, который у всех на языке: как же пишет она под водой? Глубоко ли погружается?

– Глубина бывает разная: от двух до восемнадцати метров, – отвечает Ирина. – Ощущения невероятные: вокруг – красота, а ты, как в невесомости. Можно сосредоточиться исключительно на работе, потому что рядом – инструктор-подводник, который обеспечивает твою безопасность, следит за твоим дыханием и самочувствием.

Впервые о крымской школе подводной живописи «Катран», которая готовит желающих к таким творческим погружениям, Ирина Протопопова случайно узнала три года назад – как раз накануне отъезда из Крыма. До отправления домой оставалось всего три дня, но ждать, когда представится другая возможность написать подводный пейзаж, не стала. На выставке есть пейзаж, который она окончила тогда за сорок минут до возвращения домой.

59В этом году обучение Ирины в «Катране» и подводный пленэр продолжались уже пять недель. Накануне первого погружения море заштормило, инструктор порекомендовал отложить сеанс подводной живописи, а Ирине, наоборот, интересно: как в такие мгновенья выглядит море изнутри?

Теперь это знают и посетители ее выставки: оно – молочно-бирюзовое.

Но, кстати, краски на холстах (холсты обработаны специальным составом) под водой воспринимаются более светлыми. А поднимает художник свой холст из морской толщи – насыщенные оказываются цвета!

Чтобы холст не всплыл раньше окончания сеанса, к этюдникам прикрепляют грузила. Да и самой художнице для поддержания подводного баланса надо было с помощью грузов утяжелиться не меньше, чем на восемь килограммов.

Обычно небольшой подводный пейзаж пишется под водой в два-три сеанса, а продолжается каждый сеанс сорок минут. Потом надо всплыть, сделать паузу, глотнуть воздуха. Но бывают сюжеты, заставляющие трудиться гораздо дольше. Ирину восхищают масштаб и мастерство коллег – подводных художников Дениса Лотарева (он из Питера) и киевлянина Олега Небесного. Они создали под водой огромный холст: три на полтора метра. Трудились в течение восемнадцати часов. На этом холсте – затонувшее почти сто лет назад судно «Ростов».

– Мамина энергия меня восхищает, – говорит старшая дочь Ирины Анна Золотухина.

Но в искусстве Анна идет своим путем. Сегодня ее больше увлекают анимация и коллажи, наполненные теми загадочными сочетаниями символов, которые посетители выставок обычно называют «сюром». «Эскизы Анны применяются в массовом производстве упаковок, одежды, керамических изделий, игрушек и т. д.», – сообщает путеводитель по выставке.

А младшая дочь Ирины Ксения пока еще учится в школе. Сегодня ей больше нравится живописать в реалистической манере природу. Это неудивительно: на пленэры Ксения ездила с мамой еще сызмальства. Может, придет время и для подводного дуэта (или даже трио) художников Протопоповых-Золотухиных?

НВ №336 от 18 Ноября 2016 г.

Fatal error: Allowed memory size of 65011712 bytes exhausted (tried to allocate 54139 bytes) in /home/wladimir72/xn--b1acd1bacakffl.xn--p1ai/docs/libraries/cms/component/helper.php on line 406