rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

Принцессы, Брандо и семейный дар

145...На новогоднем балу принцесса и её фрейлины разоблачили горничную, которая, пытаясь приобщиться к веселью, переоделась в наряд принцессы. Самозванку прогнали и умчалась она на коне. Место действия этой истории — обыкновенная домашняя ёлка, верхушка которой упирается в лепной потолок.

Каждый год Виктория Иосифовна Соколова, собравшись с силами, приступает к монтажу новогодней красавицы, украшая её игрушками, доставшимися ей ещё от бабушки.

Персонажей, любовно хранящихся в этой семье с конца 19 века, удачно дополняют их современные коллеги, сделанные руками хозяйки дома. Процесс украшения занимает в среднем двое суток!

Экскурсия по небольшой квартире может занять несколько часов: здесь живут обезьянки, петухи, змеи, быки... Правда, в этом зоопарке только один одушевлённый питомец — рыжий хулиганистый котёнок по имени Брандо. Остальные сделаны из самых разных подручных материалов, иногда неожиданных: обезьянка, например, из глины, а змея — из трубочки для капельницы.

Среди изюминок своеобразного «домашнего музея» — уникальные картины и картиночки, выполненные из рыбьих костей. Никому и в голову не придёт, что дивные цветы когда-то были частью скелета рыбы. Сырьём, как несложно догадаться, служат остатки с кошачьего стола.

В гостиной на столике — пасхально-музыкальные яйца. Да-да, именно музыкальные, в каждое вмонтирован механизм от музыкальной открытки. Кроме того, скорлупа расписывается акварелью, декорируется всё теми же косточками.

— Такая роспись делается под лупой, которая установлена на штативе, — рассказывает Виктория Соколова. — Яйца берутся крупные, желательно гусиные или индюшиные. Многие экспонаты я делаю сериями. Раздариваю своим многочисленным друзьям, но что-то одно из серии обязательно оставляю себе. Всё делается из подручных средств. Вот разбился бокал или перегорела лампочка, а я радуюсь, потому что всё это можно удачно использовать. Найдя какой-то предмет, смотрю с такой точки зрения — что из него можно сделать.

Виктория Иосифовна — коренная ростовчанка, ей 71 год. Когда-то закончила культпросветучилище, потом Ленинградский институт культуры, работала музыкальным редактором в Северо-Кавказском Доме грампластинок (именно при нём был знаменитый салон «Мелодия» (прим. ред.)). Умение фантазировать, делать что-то интересное своими руками передалось ей по наследству. Этот фамильный дар не раз выручал семью, например, во время войны, когда её мама шила из своих платьев детские вещи и обменивала их на кусок хлеба...

— Скажите, каким же образом, несмотря на военное лихолетье, удалось сохранить и фамильную мебель, и старинные игрушки?

146— Во время войны мы оставались в оккупации. После первой оккупации бабушка и дедушка переехали в Тбилиси, дедушка был профессор, преподавал сопромат. А мы с мамой оставались в Ростове. И они нам сказали: «Ничего не жалейте, рубите мебель, только не мёрзните и не голодайте». Но моя мама не тронула ничего. Мы всё сохранили. С дедом моим, кстати, связана интересная история. Когда ему решили вручить Сталинскую премию, он от неё отказался. Сказал: «Я работаю для науки, а не для почестей». За такие слова могли поставить к стенке, но не поставили, потому что по сопромату он был одним из крупнейших специалистов в стране. Говорят, по его учебникам учатся даже сейчас.

— А в годы войны, несмотря на трудности, хоть как-то отмечали Новый Год?

— Нет. Единственный раз мама нашла еловую ветку и принесла домой. Но в мирное время мы эту традицию старались соблюдать неукоснительно. Та ёлка, которую вы видите сегодня, — она, наверное, самая худшая в моей жизни: слишком маленькая, неказистая. Всего два метра, а я обычно стараюсь купить такую, чтобы была больше трёх.

— У Вас в гостях часто бывают целые детские делегации, откуда эти ребята?

— У меня была приятельница, замечательная женщина Татьяна Викторовна Бабушкина. Двадцать лет она вела клуб ЭТО — Этика, Творчество, Общение. Детский психолог, она занималась детьми, у которых какие-то психические отклонения. Но в апреле прошлого года она погибла. Теперь это дело продолжают её ученики из Пединститута, работают с ребятами и, конечно, порой приводят их ко мне.

— Скажите, а Вашим детям передалось Ваше умение создавать такие же изумительные вещи?

— Да. Моя дочь и внук сейчас живут в Италии, дочь занимается дизайном интерьера.

— У Вас на столе ноутбук, если не секрет, для чего он Вам?

— Знаете, я безумная киношница, у меня в видеотеке на сегодняшний день более двух тысяч художественных фильмов и почти столько же документальных записей. В компьютере находится каталог, потому что иначе можно просто запутаться.

— Если не секрет, Вы верите в Бога?

— У меня сложные отношения с религией. Церковь я не признаю. Но твёрдо знаю, что есть какая-то высшая сила. И если я о чём-то попрошу, то это обязательно исполнится.

«Ростов официальный», № 4 (739) от 21.01.2009
.