rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Стихотворение о Ростове

Огромное небо - короткая память

Огромное небо — короткая память

В Ростове жил спаситель Берлина, но люди об этом забыли. В районе Северного Водохранилища — от улицы Борко до проспекта Космонавтов тянется улица Капустина. «Имя какого героя она носит?» — на этот вопрос жители улицы пожимают плечами. Только некоторые предполагают, что он был летчиком. Если задать тот же самый вопрос любому прохожему в Германии – вам сразу ответят, что Борис Капустин – герой, который вместе с летчиком Юрием Яновым ценой собственной жизни увели падающий самолёт от жилых кварталов Берлина.

Это те самые «отличные парни», про которых пела Эдита Пьеха в пенсе «Огромное небо». Русская память оказалась короче германской. Через 40 лет в школе № 51 имени Капустина музей вышвырнули на улицу, а вдове героя пришлось чуть ли не вымаливать у Михаила Чернышева восстановления памятной доски на улице его имени. В этом году 6 апреля исполнилось 44 года со дня трагедии над немецкой столицей.

В 1966 году Борис с супругой Галиной жили в гарнизоне неподалёку от города Финов. Борис проходил службу в бомбардировочном авиационном полку. Трагедия случилась 6 апреля.

— В этот день с Борисом творилось что-то странное, — вспоминает вдова Галина. — Он с необычным нетерпением ждал детей со школы. Вдруг Янова и Капустина вызвали. Он очень долго прощался со мной. Я ему говорила, Борис, ну тебе же идти нужно, а он в ответ лишь обнял меня и нехотя поплелся на вызов.

Однажды в полёте мотор отказал

Задача была проста – перегнать на аэродром Кетен «Як-28П» — новейшую разработку отечественного военного авиастроения. Для опытного летчика это штатный полёт.

Но на 12 минуте полёта самолёт стал отставать от ведомого – следовавшего за ним воздушного судна. От Капустина последовала команда: «Уйти вправо». Самолет стал падать со скоростью 30 метров в секунду. Через пару минут железная птица упала в озеро Штессен – в английском секторе Западного Берлина.

Расследование показало, что произошел отказ двух двигателей. Причина тому – заводская неполадка.

По команде с земли, летчики должны были катапультироваться. Облачность была низкой. Когда самолёт вынырнул из-за облаков, летчики увидели под собой жилые кварталы Берлина. Катапультируясь, они бы выжили, но истребитель с десятками тонн горючего упали бы на оживленные кварталы — и пол-Берлина как не бывало! Они приняли решение увести истребитель подальше от города.

«Юра, прыгай!»— сказал Капустин, но Янов решил не бросать капитана. Неподалёку находился пустырь, куда можно было посадить судно. Но поле оказалось кладбищем, где находились сотни людей, ведь 6 апреля была Пасха. Единственно возможным местом посадки оказалось озеро Штессен.

Пускай мы погибнем, но город спасем

Англичане два дня не отдавали тела погибших летчиков. Все технические новинки были исследованы, поэтому рассекреченный ЯК-28П не был принят на вооружение Советской армией. И, скорее всего, поэтому двоих летчиков так и не удостоили ордена «Герой Советского союза».

Генсек госсовета ГДР – Эрих Хонеккер предложил похоронить героев в Трептов-парке, а их семьям предоставить жилье в Берлине.

— Несмотря на все уговоры, мы отказались, — рассказывает Галина Андреева, — и решили отвезти тела погибших на родину.

В Восточной Германии отдали все почести своим спасителям. В почетном карауле стояли делегаты от каждого города. Весть о подвиге разнеслась по всему Берлину и проститься с погибшими пришли тысячи людей.

Отец Бориса Капустина, который жил в Ростове, не выдержал роковой вести о сыне – умер. Их похоронили в один день.

Похороны состоялись лишь через 6 дней. Леонид Брежнев лично распорядился не омрачать трауром «эпохальное» событие — 23-й съезд КПСС. На Родине смерть героев пришлась некстати.

От страны тебе — пластмассовый веник

С тех пор минули десятилетия. Власть вроде бы не раз сменилась, но отношение к героям осталось таким же.

В Ростове имя героя присвоили 51-ой школе и в его честь назвали улицу. В школьный музей сослуживцы и родные отдали практически все вещи Бориса Капустина.

В 1997 году вышла статья в газете, которая выставила Янова и Капустина... зачинщиками третьей мировой войны! Они якобы решили продемонстрировать в небе пару эффектных фигур, потому и разбился самолёт. Вдове Капустина пришлось отстаивать честное имя покойного мужа в суде. Ей это удалось, однако, под шумок школа избавилась от музея летчика. Часть экспонатов руководство школы отдало в Дом офицеров, а часть бесследно исчезли. Памятная табличка – рассказывающая о происхождении названия улицы тоже испарилась со здания учебного заведения. Школа официально отказалась от имени Капустина. Атрибуты памяти оказались на помойке.

Чернышев подпевает Брежневу

Галина решила обратиться с этим вопросом к мэру города, о чём вскоре пожалела.

— Выстояв огромную очередь, я наконец-то встретилась с Михаилом Чернышевым. Стала объяснять, кем был мой муж и почему достоин памяти и уважения.

— Капустин — не Герой Советского союза, так? А мы занимаемся только героями, — высокомерно отрезало первое лицо города.

После этого разговора у Галины Андреевой остался неприятный осадок. Правда, через некоторое время на школе восстановили памятную табличку. Но на портрете родные люди узнают Капустина с трудом.

Когда в Германии узнали о чудовищном отношении к памяти героя, немцы просто ужаснулись. Там-то все – от детей до стариков – знают о подвиге.

А город подумал — ученья идут

Если вещи из музея можно без сожаления выкинуть, то слова из песни – никак. Помните хит «Огромное небо», который в 70-е гремел на весь Советсткий союз и принес популярность Эдите Пьехе?

Эту песню вспомнит каждый по строчке «а город подумал ученья идут». Поэт Роберт Рождественский, едва узнав из газет об этой истории, написал стихотворение, а композитор Оскар Фельцман положил их на музыку. Так родилась песня, которую вначале предлагали исполнителям-мужчинам – Юрию Гуляеву, Муслиму Магомаеву и Иосифу Кобзону. Но в результате песня в аранжировке Александра Броневицкого зазвучала в исполнении Эдиты Пьехи.

Эдита очень трепетно отнеслась к родным героев. Пьеха не раз звонила – они общались с Галиной — приглашала на ростовские концерты.

— Я не могла слышать эту песню без слез и боли, потому и не могла прийти, — рассказывает Галина. — Прошло время, раны затянулись, и все же попала на концерт. Эдита рассказала со сцены историю этой песни и объявила, что в зале находятся родственники Бориса Капустина. Весь зал аплодировал стоя…

"Газета Дона" (Ростов-на-Дону) 16(592) от 21-04-2010
.