rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Яндекс.Метрика

Стихотворение о Ростове

Остатки "амбара империи" и взрывоопасная мука

Остатки «амбара империи» и взрывоопасная мука

История одной улицы

В Ростове есть много улиц с интересными названиями. Есть улица Круглая, которая совсем... не круглая. Есть улица романтичная (она так и называется 2-я Романтичная) и цветная улица, Лиловая. Улица, названная в честь планеты, — Плутона, и немецкого философа — Канта, Ажурная улица и Ветреный переулок (здесь, наверное, всегда дуют ветры). Есть такие, которые названы в честь каких-то известных событий. К примеру, улица 50-летия Ростсельмаша или 2-й Пятилетки. А есть другие, происхождение которых мало кто из ростовчан знает и помнит. Взять, к примеру, улицу 7-го Февраля...

Корреспондент /=РО=/ решила выяснить, в честь какого события она была так названа, а заодно в компании фотографа совершила прогулку по ней накануне 7 Февраля, стараясь отыскать «говорящие» следы времени.

Мельничный спуск

У улицы 7-го Февраля за всю историю её существования было несколько названий. Изначально она называлась Мельничным спуском. И неспроста. В самом его низу, на берегу Дона, стояла огромная и самая современная по тем временам вальцовая мельница (состоящая из вальцов — соприкасающихся валов, между которыми пропускается зерно. — Прим. «РО».), которая принадлежала богатому ростовскому купцу, гласному (если говорить современным языком, депутату) первой городской Думы Петру Фёдоровичу Посохову и снабжала мукой весь Ростов. По этому спуску муку поднимали в город и доставляли в хлебопекарни. Если вы когда-нибудь бывали здесь, то понимаете, как это было непросто, — подъём здесь очень крутой.

В 1888 году Мельничный спуск был переименован в Посоховский. Но уже через год, в 1889-м, эта мельница вместе с огромной территорией перешла от Посохова в собственность другого знаменитого ростовского купца — Парамонова, Елпидифора Трофимовича. Существует городская легенда, которая гласит, что Парамонов выиграл эту мельницу у Посохова в карты. Но так ли это было на самом деле, доподлинно неизвестно. Скорее всего, просто перекупил.

Через несколько лет после этого, в 1896 году, на мельнице случился большой пожар, который полностью уничтожил её. А вследствие этого в городе сразу взлетели цены на хлеб. Злые языки намекали на злой умысел купца.

«Когда парамоновская мельница сгорела, другие мукомолы вмиг сообразили: а почему не поживиться лишним пятачком или гривенником на пуде муки? Дело, как говорят, торговое, с обычаями согласное. Накинули пятачок-гривенник. Примеру мельников последовали владельцы пекарен и булочных. Покупатели возмущались: «Почему у Парамонова мельница сгорела, а платим за это мы? Сам-то Парамонов, небось, от пожара не пострадал — в четырёх обществах мельницу застраховал... Булочники кивали на мукомолов: Мы ни при чём. Они — с нас, а мы — с вас маленько лишку возьмём. Не в убыток же торговать!.. — пишет краевед Степан ШВЕЦОВ в книге «В старом Ростове».

«Амбар империи»

Два года ушло у Парамонова на то, чтобы заново отстроить сгоревший шестиэтажный корпус и установить новое оборудование. На тот момент новая мельница представляла собой последнее достижение техники. А мука, которую она производила, очень ценилась не только в нашей стране, но и за границей. Неудивительно, что на Парижской международной сельскохозяйственной выставке парамоновская мука получила золотую медаль, после чего Елпидифора Трофимовича стали называть «хлебным королём России», а Ростов-на-Дону — «амбаром империи».

После революции мельница была национализирована большевиками. К тому времени, ещё в 1909 году, Елпидифор Парамонов уже умер. Но даже после национализации её продолжали называть «бывшей парамоновской» даже в газетных публикациях, хотя к тому времени она уже именовалась «Мельница № 1 Союзхлеба», а позднее — «Государственная мельница № 1».

В 1925 году Посоховскому спуску вернули прежнее название — Мельничный. По нему так же, как и в XIX веке, доставляли в город мешки с мукой. Бывшая парамоновская мельница работала до 7 февраля 1930 года, пока не произошла страшная трагедия, которая и послужила печальным поводом переименовать Посоховский спуск в улицу 7-го Февраля.

Мучная пыль

13В этот день на Госмельнице № 1 произошёл крупный взрыв, который, как говорили горожане, был слышен во многих уголках Ростова. Начался сильный пожар. Интересно, что информацию о нём можно найти в книге, посвящённой пожарному и спасательному делу на Дону. В ней рассказывается, что «04:15, во время работы ночной смены, на Госмельнице № 1 в Ростове-на-Дону взорвалась мучная пыль в замкнутых производственных помещениях. Взрывная волна обрушила часть стены котельной, разбила окна, снесла три верхних этажа главного корпуса. Начался сильный пожар. Пламя в считанные секунды охватило всю мельницу. Угрожающе ревели котлы, выпуская пар через предохранительные клапаны. Ещё минута — и гораздо более мощные взрывы разнесли бы на куски все окружающие здания». Тут стоит сказать о том, благодаря кому этого не случилось. Это главный механик мельницы Андрей Жадаев. Именно он, рискуя собственной жизнью, потушил паровые котлы (если бы они вовремя не были потушены, то были бы новый взрыв и новые жертвы) и распорядился выгребать топки. Некоторые рабочие хватали гребок голыми руками — рукавицы уже сгорели. Впоследствии Андрей Иванович стал первым человеком в Ростове и Ростовской области, который за свой подвиг получил высшую государственную награду СССР — орден Ленина.

Тушили пожар, как говорится, всем миром: здесь были не только пожарные, но и рабочие других заводов, студенты и даже школьники. И продолжалось это несколько суток. Были мобилизованы все противопожарные силы города. Комендант города Беккер вызвал на помощь пожарных из Новочеркасска. Трудность была в том, что в февраль в 1930 году выдалась такая холодная зима, что Дон сковало льдом. Начальник ростовского порта отправил на помощь пожарным пароход «Фанагория», который продвигался к месту трагедии, ломая толстый слой льда. Своими насосами он качал воду на берег.

Не переулок, а улица

В газетах за 7 февраля 1930 года сообщения о взрыве и пожаре не было. Листая подшивку за февраль 1930 года, первую заметку о трагедии я нашла в номере от 8 февраля, на первой полосе, под заголовком «О взрыве и пожаре на первой госмельнице». В ней сказано, что пожар охватил все корпуса мельницы, которая сгорела до основания.

Раскопки на месте пожарища продолжались несколько дней и были закончены к утру 12 февраля. 28 человек погибли. Число ростовчан, получивших травмы и ожоги, превысило сотню.

Версий пожара было несколько. Первая: мельницу подожгли вредители (ходили слухи, что это мог быть кто-то из сыновей Елпидифора Парамонова). «Есть основание предполагать, что взрыв мельницы является результатом котрреволюционного вредительского акта», — писали газеты. Вторая: взорвался паровой котёл. Эта версия не подтвердилась. И третья: из-за случайной искры сдетонировала взвешенная в воздухе мучная пыль. Для расследования причин взрыва в Ростов даже приезжала правительственная комиссия.

В газетах в течение пяти дней выходили материалы, связанные с этой страшной трагедией. Они писали о том, что пожар не отразится на работе мельничной промышленности, то есть без хлеба Ростов не остался. И о том, что пострадавшие обеспечены хорошим уходом в клиниках города, а дети погибших — местами в дошкольном центральном детском очаге (очаг был чем-то вроде детского сада с продлённым рабочим днём. — Прим. /=РО=/.). О том, что пострадавшим и семьям погибших будут назначены пенсии и единовременные пособия. Публиковали фотографии героев и тех, кто погиб на трудовом посту.

Похороны жертв взрыва состоялись 12 февраля. В этот же день в газетах был опубликован порядок траурного церемониала. Тела выносили из Клуба металлистов на улице Энгельса (ныне — улица Большая Садовая). Маршрут следования похоронной процессии прошёл по улице Энгельса, Среднему проспекту (сегодня это проспект Соколова) и завершился на Братском кладбище. На следующий день после похорон газеты писали, что в похоронах участвовали десятки тысяч рабочих Ростова.

В том же 1930 году Мельничный спуск был переименован в улицу 7-го Февраля. Интересно, что параллельно этой улице к Дону спускаются переулки: Грибоедовский, Державинский, Нахичеванский, Крепостной. А вот 7-го Февраля назвали улицей. Она такая же небольшая, как переулки, и так же, как они, поперечно соединяет большие продольные улицы, но, видимо, масштаб трагедии был настолько велик для ростовчан, что решено было назвать её улицей.

На месте сгоревшей до основания мельницы купца Парамонова в советское время был построен крупяной завод. Сегодня он не работает и находится в заброшенном состоянии.

Улица 7-го Февраля находится в Кировском районе, недалеко от Театрального спуска. Она начинается от улицы Нижнебульварной и заканчивался на улице Большой Садовой, упираясь в медуниверситет. Ростовские краеведы рассказывают, что во время оккупации донской столицы во время Великой Отечественной войны немцы восстановили на домах надпись «Посоховский спуск» чёрной несмываемой краской. Но, пройдя по улице 7-го Февраля сегодня, мы с фотографом ни одной такой надписи не обнаружили.

06.02.2018, /=РО=/
.