rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Стихотворение о Ростове

Революция побеждает

Революция побеждает

8 января 1920 года Красная Армия освободила Ростов-на-Дону от белогвардейцев

Ф. М. Зявкин (1894-1946 гг.) родился и до 1928 года жил в г. Ростове-на-Дону. В марте 1917 года вступил в партию большевиков. Активный  участник установления Советской власти на Дону и борьбы против контрреволюции и бандитизма.

ЗА ВРЕМЯ   гражданской войны пролетарский Ростов четыре раза переходил из рук в руки.

Первый раз рабочие Ростова под руководством большевиков захватили власть на 5 дней (с 3 по 15 декабря). Все пять дней шли бои на окраинах города с бандами генерала Каледина, между Нахичеванью и ст. Александровкой, и на вокзале с бандой генерала Потоцкого. Меньшевики и социал-революционеры  предали рабочих Ростова и власть захватил генерал Каледин.

ВРК в ночь на 15 декабря отступил.  Для   большевиков Ростова и Нахичевани  вновь наступили тяжелые дни глубокой, упорной, кропотливой подпольной работы.

Виселицы, одиночные и массовые расстрелы рабочих (столовая Главных   мастерских Владикавказской железной дороги (В столовой Главных мастерских собралось около 3 тысяч человек на рабочее собрание. Ворвавшиеся юнкера открыли стрельбу, убив 10 и много рабочих ранив), аресты, пытки и репрессии, развязанные генералом Калединым. Но вместо страха, которого ожидали «победители», они получили сплоченность, стойкость и бесстрашие со стороны угнетенных Ростова, особенно рабочей цитадели — Темерника.

Помощь со стороны подпольных организаций наступающим на Ростов отрядам тов. Сиверса и Петрова до   некоторой степени облегчила задачу занятия вновь Ростова отрядами Красной гвардии и 23 февраля Ростов был в наших руках.

Классовый враг отчаянно сопротивлялся. Социал-предатели  (Васильев, Локерман, Смирнов, Петренко, Гуревич и др.) из кожи лезли вон, помогая белым войскам, обманывали отсталую часть рабочих Ростова и Нахичевани.

Под давлением полчищ немцев, внутренней контрреволюции и отряда генерала Щербачева,   пришедшего вместе с немецкой армией, мы вынуждены были опять отступить 5 мая 1918 года. Ростов заняли немцы под командованием полковника фон Фромма.

Для пролетариата Ростова и Нахичевани снова   наступили тяжелые дни виселиц, расстрелов, пыток в контрразведках и длительное  глубокое большевистское подполье 1918—1919 гг.

Одновременно с немцами вошел отряд офицеров под командованием полковника Дроздовского, а вслед за ним прибыли и другие отряды офицеров.

Начались поиски большевиков и всех причастных к ним. Каждый прибывший отряд имел свою контрразведку. Ростов покрылся   целой сетью контрразведок при разного рода штабах: полковника Дроздовского,   полковника   Орлова, полковника Селезнева, полковника Ильина, полковника Икаева, Донская контрразведка во главе с жандармским полковником   Сарахтиным, Кавказская контрразведка во главе с жандармским полковником Апостоловым.  При штабе немецкого командования — разведка и контрразведка. Немецкий комендант капитан Нисс выдавал такие ордера: «Предъявителям сего поручикам Белову и Середе выдается сие разрешение на право производства с соблюдением  законных форм обысков, арестов и казней в пределах территории Ростова, Нахичевани-на-Дону и прилегающих к ним пригородам с приведением   в   исполнение решении сих лиц силами своего штаба. 30 мая 1918 года». (Ордер был написан на немецком языке.   Белов и Середа — руководители контрразведки Дроздовского)

8 января 1920 года дружным натиском   славной   Красной Армии гг. Ростов и Нахичевань были вновь очищены от белогвардейских банд.

Враг закрепился по линии: Батайск — Койсуг — Елизаветинская. Наши позиции: Заречная — Гниловская — Хапры — Синявка.

По железной дороге курсировали наши броневики. Орудия были установлены на набережной  Дона и в станице Гниловской, и они били по белым в Батайске.

В ночь на 21 февраля нам стало известно, что большой отряд противника, выбрав наше слабое место со стороны Елизаветинской,  пошел в наступление и двигался по направлению к ст. Гниловской. Несколько часов спустя — страшная весть: «Противник занял Гниловскую и находится в пяти верстах от Ростова».

Для ВРК это было большой неожиданностью. Забили тревогу, известили всех рабочих. На заводах и фабриках прекратили работу.  Лихорадочно готовились к обороне Ростова.

Донком партии распорядился райкомам Темерника и Нахичевани   немедленно  раздать членам   организации и рабочим все наличное  оружие и боеприпасы. Формировались отряды и направлялись в распоряжение ВРК, помещавшегося по Таганрогскому просп. № 60.

Рабочие и работницы  приходили в ВРК, требовали оружие, ругались, что их не принимают в отряды.

Темерницкий  райком помещался у старого базарчика в доме быв. Безносова.

Сформированные отряды сейчас же направлялись на фронт в помощь Красной Армии. Но силы были   неравны.  Пользуясь нашей неподготовленностью, враг наседал на Темерник со стороны Гниловской, растянув свой левый фланг за Темерницкое кладбище, обогнув Олимпиадовку.

Посланная нами разведка из рабочих Главных   мастерских быстро донесла о   появлении кавалерийских разъездов противника на Коцебу и Церковной улице.

...Райпартком в полном составе с оставшимися в его распоряжении несколькими десятками рабочих,  покинув здание, в боевом порядке вместе с отдельными группами Красной Армии стали постепенно, под давлением противника, отходить к реке Темерник, где и закрепились, заняв позиции от моста Б. Садовой, вдоль речки Темерник, вплоть до спуска Скобелевской улицы.

Противник наседал, мы подвергались сильному оружейному и пулеметному обстрелу со стороны товарного двора Ю.-В.ж.-д. Неся незначительные потери, мы отступили   вверх по Скобелевской улице к городскому кладбищу. У еврейского кладбища мы подверглись обстрелу. Отступая по Скобелевской улице к зданию ВРК, посланные с донесением возвратились, сообщив, что ВК оставил здание и отступил по направлению к Балабановской роще, а у здания ВРК гарцует кавалерия белых.

Позже было выяснено, что это был эскадрон под командой ротмистра Крамаренко, который прорвался по Чалтырской дороге на Таганрогский проспект,  порубив по дороге больных и раненых, отступавших на Салы.

Враг наглел и сильнее напирал. Под его давлением улицы Ростова сдавались одна за другой с боем.

На площади между Ростовом и Нахичеванью в результате сильной перестрелки и удобных позиции противника, мы потеряли несколько  товарищей, в том числе и т. Реука Ивана — бывшего члена подпольного комитета большевиков периода калединщины.

После беспрерывных   схваток с врагом вечером 21 февраля Ростов был нами оставлен. Мы отступили, часть на Аксай, часть на Салы. Отступали при 30 градусах мороза, что ухудшало состояние   отступающих...

Отступал, казалось, весь пролетарский Ростов и Нахичевань. Пространство между Нахичеванью и Аксаем, и между Нахичеванью и армянским монастырем и дальше к Салам было сплошь покрыто движущейся массой людей. Больные и раненые, женщины с детьми, люди с винтовками — все как-то перемешалось, а над их головами беспрерывно рвались снаряды врага.

Сосредоточив свои  силы в Салах, Аксае и других пунктах, приведя  отступавших в боеспособное состояние, совместно с подоспевшими частями Красной Армии,  23 февраля двинулись в наступление на Ростов. Белогвардейцы дрогнули, и Ростов в ночь на 23 февраля вновь был занят нами. Удар был настолько сильным, что прогнал белых до Черного моря.

В начале 1920 года, кроме контрреволюционной организации Крамаренко (Крамаренко  отступить с белыми не успел и устроился на службу в инспекцию кавалерии  Кавказского фронта. В конце 1920 года стоял во главе контрреволюционной организации, которая была ликвидирована ДонЧК) возникали контрреволюционные   организации под разными названиями и кличками, вроде «За честь России» во главе с контрреволюционной семьей Тиховых и хорунжего Черевкова с участием других офицеров.

Одной из крупнейших организаций на Дону была организация князя генерал-майора Ухтомского и полковника Назарова, которая руководилась из Константинополя и имела в наличии вооруженную силу, спрятанную в камышах  гирлов Дона. В Ростове же завербовала к себе часть контрреволюционной профессуры, попов, вплоть до епископа Арсения и коменданта города Кудрявцева.

Все их чаяния и надежды были обречены на неудачу, как и попытки   отдельных банд под командованием офицеров, оперировавших   по станицам и хуторам Донской   области, вроде банды Фомина и Кондратьева, Мелихова в Верхнедонском округе, Андрианова в Сальском   округе, Федорова, Ажинова, Дулимова, Маслака и других.

Бывший председатель Темерницкого районного подпольного комитета большевиков калединского периода 17—18 гг., начальник Центрального штаба   Краевой гвардии гг. Ростова и Нахичевани, председатель Военного  отдела   Ростовского горсовета и командир Ростовского отряда   Красной гвардии в 18 г., председатель Темерницкого райкома партии — январь—февраль 1920 года.

Федор ЗЯВКИН.

17 декабря 1934 года.

 г. Москва.

.