rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Вкус вина с острова Хиос

24Мы идем по улице, по которой ходили люди в античные времена - в третьем веке до Рождества Христова, 2 300 лет назад… Улица неширокая – по нынешним меркам, но вполне соответствует стандартам своей эпохи: по ней могли свободно, не цепляясь колесами, разъехаться две колесницы.

Сегодня по этой улице ходят студенты–археологи и сотрудники научно-методического центра археологии ПИ Южного федерального университета, которые, собственно говоря, и обнаружили главную улицу известного Елизаветовского городища. «В этом квартале античного мегаполиса жили «крутышки», - рассказывает руководитель экспедиции профессор Виктор Копылов. - В те времена русло Дона пролегало совсем близко, во-о-о-н там был порт. А рядом – элитный квартал, где стояли дома богатых и знатных горожан, «крутых», как говорят сегодня. Сомнений в этом никаких: здесь найдено множество фрагментов дорогой парадной посуды, многочисленные бусины женских украшений, черепки сетчатой керамики от сосудов для благовоний, которые были по карману только богатым горожанкам. А еще – фрагменты амфор, в которых привозили качественное и дорогостоящее вино с греческих островов Фасос, Хиос, Менде, что можно определить по клеймам. Такое вино пили только богатые. Народ попроще потреблял вина других поставщиков: из Гераклеи, Синопа, Херсонеса, где виноделы не были так искусны, как в Греции. А, может, виноград был другой. Но, увы, мы никогда не узнаем вкуса ни того вина, ни другого…».

Драма в дельте

25Раскопки Елизаветовского городища в дельте Дона будоражат любопытство профессионалов и фантазию любителей археологии почти сотню лет. После раздела СССР этот узловой памятник скифо-античных времен – один из двух, что остался на территории России другие отошли к Украине.

Ежегодно археологический сезон приносит новые находки, которые все больше дополняют картину короткой – по меркам истории – жизни этого высокоурбанизированного и богатого греческого полиса. В хорошо спланированном полноценном городе был храм, а еще – агора, площадь, где торговали и собирались по праздникам, и – игорный дом, вместилище порока. Даже простым горожанам не была чужда эстетика: дорожку одного из внутренних двориков его безымянный хозяин тщательно выложил осколками битых амфор и пифосов…

Сама же история полиса, имя которого до сих пор не известно ни историкам, ни археологам, полна драматизма. Основали поселение скифы, пришедшие на берега Дона в V –IV веках до новой эры. Можно предположить, что они контролировали все движение вверх по Дону, взимая с купцов дань. Торговые связи скифов были обширны. Среди тех, кто торговал с варварами (так называли скифов за то, что они пили вино, не разбавляя его водой), были и предприимчивые боспорские греки. Можно только гадать, каким именно образом они вытеснили скифов с насиженного места. Скорее, экономикой, чем силой, считают археологи. Но, как бы там ни было, уже в четвертом веке до новой эры скифы покинули городище - богатый город в устье степной реки стал колонией Боспора. При греках он расцвел, превратившись в огромный мощный полис. Но просуществовал до обидного мало – всего лет 30. Как предполагает профессор Копылов, греки, поселившиеся здесь, очень скоро стали экономически независимы от Боспора и отважились на самостоятельную политику, что очень не понравилось в столице Боспора, Понтикапее. За сепаратизм метрополия, как правило, наказывает колонию – таких примеров достаточно и в наше время.

26Судя по следам, которые обнаружили археологи, нападение на процветающий город было неожиданным. Горожане были застигнуты врасплох - свидетельств тому масса. Скорее всего, войска Боспора дожидались ночи, чтобы напасть на беспечно спящих земляков. Люди в панике вскакивали с постелей, выбегали на улицу – и падали, сраженные стрелами и ударами мечей. Вот почему в домах все осталось на местах. Вот – изображения глубоко почитаемых греческих богов, по сути - те же иконы, которые не успели спасти.

Вот – шкатулка с драгоценностями, принадлежавшая хозяйке дома, а рядом – меч её мужа, который тот не успел пустить в ход... Многие горожане погибли под обвалившимися крышами пылающих жилищ. Уцелевшие бежали в ужасе и панике, бросив дома, имущество и даже тела павших – лишь бы подальше от кровавого побоища и пепелища, в которое превратил разгневанный Боспор процветавшую колонию. Долго пировали вороны, степные лисы и одичавшие собаки - человеческие кости, погрызенные зубами животных, здесь регулярно находят палеозоологи. «Мы уверены, что уцелевшие греки перебрались на другой берег реки. И там, на высоком берегу Мертвого Донца, основали известный всем Танаис. Это было весьма скромное поселение – в сравнении с разрушенным полисом», - считает профессор Копылов.

Вода из скифского колодца

27Нынешний сезон удачен для археологов. Изменив технологию раскопок, они добрались до уникальной находки – скифского колодца. Археологи считают, что им пользовались вплоть до 70-х годов IV века до новой эры.

Это первая находка такого рода, которая дала наконец ответ на вопрос, где же скифы брали воду. Колодец обложен привычным для глаза желтым известняком – именно из такого камня практичные окрестные жители традиционно выкладывали – и выкладывают сараи, заборы и основания фундаментов своих домов, разбирая останки строений, заложенных задолго до Рождества Христова. …Расчищая скифский колодец, археологи не только добрались до воды, но и обнаружили в нем множество черепков тех амфор и сосудов, с которыми ходили за водой жители городища. Самая удивительная находка – чудом уцелевший боспорский кувшинчик, датируемый IV веком до новой эры. Кто нечаянно утопил его в колодце: ребенок, посланный за водой, неловкая девушка или заговорившаяся с соседками женщина? А, может, пьяный грек, пришедший к колодцу за водой, чтобы разбавить дешевое вино из Гераклеи (известно, что греки – в отличие от скифов - пили вино, разбавленное водой)? Почему из Гераклеи? Да потому, что если бы он был богат, то пил бы качественное вино острова Менде, а к колодцу за водой послал бы слугу…

28С каждым днем вода в колодце все прибывает и прибывает. Чтобы продолжать работу, археологам приходится сначала вычерпывать ее вполне современным оцинкованным ведром. Профессор запрещает студентам и научным сотрудникам пить воду из обнаруженного колодца. А вот обмакнуть палец и лизнуть – пожалуйста. На вид она мутная, а на деле – просто очень холодная пресная вода, в которую так хочется опустить руки, когда температура на раскопе – явно выше 40 и не спасает даже колониальный шлем, который мне вручили археологи перед тем, как идти на раскоп. Видно, опасались, что без привычки корреспондента может хватить солнечный удар…

Что жарили в печи?

Вторая уникальная находка – печь. Есть основания полагать, что не кухонная, а – металлургическая. Множество бронзовых и железных вещиц, обнаруженных на городище: женские колечки и подвески, наконечники стрел, рыболовные крючки – прежде принимали за предметы, привезенные из других мест. С обнаружением печи вопрос ставится иначе: располагался ли здесь еще и «военно-промышленный комплекс», где изготовлялось оружие? В пользу такой версии говорят многочисленные кусочки железного и бронзового шлака, которые можно подобрать на раскопе тут и там, - явные следы металлургического производства.

Окончательного ответа на вопрос мы так и не дождались. Расчистку топочной камеры археологи начали как раз перед нашим отъездом. Что же жарили в печи? То ли осетров, позвонки которых обнаружили рядом, то ли крючки, на которые ловили эту самую рыбу…

Не исключено, что сенсацией станет еще одна находка нынешнего сезона – кобяковский сосуд. Кобяковскую культуру принесли в приазовские степи предки современных вайнахов и осетин еще в XI –VIII веках до новой эры. Но с восьмого века до Рождества Христова исчезают все их следы в степях Дона. Ушли ли они сами, или их вытеснили в предгорья Кавказа более сильные и агрессивные пришельцы? Ответа на вопрос пока нет. Зато будут новые археологические сезоны, а значит, новые находки и открытия, на которые так богато Елизаветовское городище.

08.08.2007г., НВ.
.