rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Мы не хуже Карфагена?

Три с половиной тысячи лет назад в наших степях бушевала война. Индоиранские племена, которые не успели даже разделиться на индийскую и иранскую ветви, все равно нашли повод для конфликта и принялись выяснять отношения с применением самых передовых военных технологий бронзового века.

345Тогда и появилась на высоком берегу Мертвого Донца первая во всей Восточной Европе каменная крепость. Правда, в результате боевых действий из военного объекта она довольно быстро превратилась в объект археологический. Однако уникальное сооружение настолько поразило воображение современников, что вошло в мифы и героический эпос. Во всяком случае, до настоящего времени фортификационный комплекс, который теперь делят на Левенцовскую и Каратаевскую крепости, остается наиболее реальным историческим прототипом не только иранской Благой Вары и индоарийской Трипуры, но и Трои (в ее «догомеровском» варианте).

Вполне естественно, что этот археологический памятник, который в наши дни оказался на западной окраине Ростова, вызывает интерес далеких потомков защитников крепости (или ее разрушителей, поскольку 3,5 тыс. лет спустя разобраться в реальной расстановке сил уже невозможно). Осетинское и индийское землячества поддерживают инициативу Областного общества охраны памятников, которое с прошлого года возобновило традицию проведения субботников на территории комплекса.

В прошлом году это событие отразилось в телеинтервью. В нынешнем руководители землячеств, Эдуард Киргуев и Амбриш Кумар, продемонстрировали единение иранской и индоарийской ветвей древней общности перед фотокамерами. Можно было бы по примеру Рима и Туниса (бывшего Карфагена) заключить даже мирный договор, но итальянцы и арабы (вместо римлян и карфагенян) подписали соглашение всего через 2200 лет после Пунических войн. А Левенцовская крепость пала три с половиной тысячи лет назад, и необходимые для дипломатического процесса подробности военно-политического характера затерялись где-то в глубине веков.

К сожалению, укрепление дружбы между землячествами пока остается едва ли не единственным результатом проводившихся мероприятий. Общество охраны памятников занимается агитацией, администрация Советского района выделяет транспорт для вывоза мусора, но вот ростовчане даже в дни городского субботника не слишком активно его собирают. Студенческие реставрационные отряды в наши дни и вовсе воспринимаются как мифологический образ застойных времен.

Исторический памятник, который более 30 лет застраивали, растаскивали и захламляли, находится в бедственном положении. И заботиться о его состоянии должны не только далекие потомки строителей крепости, но и все жители города. В конце концов, если в XVI веке до нашей эры на берегу Мертвого Донца жили индоиранцы, то еще в IV тысячелетии до нашей эры здесь же селились наши общие предки, составлявшие более древнюю индоевропейскую общность.

№267-269 от 14 августа 2009 г., НВ.
.