rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

НЕОКОНЧЕННЫЙ РАЗГОВОР

173В цикле публикаций о войне была у нас и исто­рия о Вите Черевичкине. Этого мальчика в советс­кие годы причислили к героям, о нем сложили пес­ню, поставили спектакль. Потом пришло время сен­сационных разоблачений, и нашелся автор, кото­рый выставил Витю мародером, пострадавшим из-за собственной жадности.

- Витя не был подполь­щиком, связным, но не был он и мародером, - отве­тил тогда в интервью «НВ» историк Владимир Афанасенко. И - расска­зал о том, как Витя не под­чинился немецкому при­казу уничтожить голубей, случайно попал в облаву (не на него), набросился на немца, свернувшего го­лову его голубке и был тут же убит.

И, тем не менее, к нам пришло письмо, автор ко­торого настаивает на свя­зи Вити Черевичкина с подпольщиками.

«Здравствуйте!

Пишет вам Албул Н.В. из Новошахтинска. Про­читала в газете о том, что Витю Черевичкина убили случайно.

Но Витя - настоящий герой, потому что выведы­вал у немцев, а потом с го­лубями пересылал важные сведения.

Мой брат, Русанов Па­вел Васильевич, 1925 года рождения, во время окку­пации был в селе Самар­ском, в комсомольской организации. Они возили Вите голубей. Он был у них связным.

Когда 7 ноября комсо­мольцы повесили красный флаг на церкви в Самарс­ком, их кто-то предал. И наши ребята ушли из села.

Когда немцев выгнали, брат ушел на фронт. Вер­нувшись с войны, узнал, что немцы Витю расстреляли. Он был этим очень удручен. Брат добивался увековечи­вания его памяти.

Больше ничего сказать не могу: брат был сдержан в словах. О своей комсо­мольской организации рассказал мне только пос­ле войны. А во время ок­купации, когда мама спра­шивала, где пропадал це­лую неделю, улыбался и говорил: «Мама, не вол­нуйся. Все равно кушать нечего, так я свежим воз­духом питаюсь». Он умер в Краснодаре в 1992 году. А после войны работал в Ростове. И всегда считал Витю героем».

Мы публикуем это пись­мо в надежде, что оно заин­тересует движение «Память-Поиск» или других энтузиа­стов, открывающих тайны Великой Отечественной.

Так кем же был Витя Черевичкин? Этот Витя и тот, связной, - из письма нашей читательницы, - одно ли и то же лицо? Как много воп­росов... Успеть бы полу­чить на них ответы.

6 мая 2005г., НВ.
.