rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

«Жизнь станет тихою… как ласка»

04В прошлый четверг, 29 января, на пересечении улиц Чехова и Пушкинской собрались несколько сотен ростовчан.

Под звуки старинного вальса в воздухе кружился белый снег, который в этот день больше напоминал осыпающиеся лепестки цветущего вишнёвого сада… И, наверное, такое сходство было неслучайным: в Ростове открылся первый памятник Антону Павловичу Чехову.

Разговоры об установке памятника нашему гениальному земляку шли давно: краеведы предлагали несколько мест, связанных с именем Чехова. Среди них — одно из первых каменных зданий в городе рядом с домом Максимова, который располагается на углу пр. Семашко и ул. Станиславского. В середине XIX века здесь находилась лавка, где служил приказчиком отец Антона Чехова — Павел Егорович. А также район дома на пересечении Станиславского и Газетного, где писатель останавливался у своего гимназистского друга. Но площадки у этих зданий для установки памятника не подошли. И архитекторы остановились на одноимённой улице писателя.

— Работа над памятником шла долго. То есть долго обсуждали эскиз, а сам памятник сделали всего за 25 дней: старались успеть к 150-летнему юбилею со дня рождения Чехова, — рассказал на торжественном открытии автор памятника, ростовский скульптор заслуженный художник России Анатолий Скнарин. — Причём вопреки модным тенденциям мы старались не отходить от иконографии и сделать Антона Павловича похожим на себя — высоким, красивым и немного ироничным.

Задумка автора удалась. Об этом можно было судить и по реакции собравшихся.

— Да, в человеке всё должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. В Чехове всё это было, — услышала я за спиной приятный женский голос…

— Редкой душевной красоты был человек, редкой. Жаль, что вспоминаем мы об этом только в юбилейные дни, — вторил ему баритон.

Впрочем, есть надежда, что о нашем гениальном земляке мы будем вспоминать всё-таки чаще. Весной в скверике, который недавно появился на Пушкинской (раньше на этом месте была большая пивная палатка), будет высажено около десятка вишнёвых деревьев. За деревьями будет вестись тщательный уход, и уже через несколько лет мы увидим Чехова, окружённого вишнёвым садом.

…И, может, тогда кто-нибудь сядет в этом саду с томиком Чехова, перечитает любимые страницы — и в тот же миг «всё зло земное, все наши страдания потонут в милосердии, которое наполнит собою весь мир, и наша жизнь станет тихою, нежною, сладкою, как ласка…»

АиФ на Дону, выпуск 5 (821) от 3 февраля 2010 г.
.