rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Чехов, Вера и Любовь

Сестры Волошиновы свели Чехова с ростовом и открыли много любопытных фактов

Любовь И Вера Волошиновы, обсуждая предстоящий юбилей Чехова, решили отметить его по-своему: написать книгу. Название придумали сразу: «Чехов и Ростов-на-Дону».

— Мы хотели восстановить то, что казалось утерянным в отношении Ростова-на-Дону, — говорят женщины.

Первыми читателями стали... слепые жители города. Они заказали книгу со специальной азбукой Брайля.

Вера и Любовь свели казалось бы разрозненные, забытые факты и сделали громкое открытие: пьесу «Дядя Ваня» впервые поставили в Ростове, а не в столичных театрах. Ее премьера в Московском художественном театре состоялась двумя годами позже ростовской постановки.

— Мы решили, что на страницах газет изданий «Донская речь» обязательно будет упоминаться Чехов, и очень тщательно изучили публикации. Обнаружили воспоминания известного провинциального антрепренера и режиссера Николая Синельникова, — рассказывает Вера Волошинова. Вот как описывает Николай Николаевич встречу с драматургией Чехова: «Как-то остановился у книжного магазина. Читаю название выставленных в витрине книг: «Чехов. «Дядя Ваня». Покупаю. Прочел. Собрал товарищей и поставил... Публика в восторге. Овации — мне, труппе. Крики «Телеграмму— автору!» Составили и послали». Кстати, в то время Чехов еще не был знаменитым драматургом. Синельников полагался лишь на свой вкус и не прогадал.

Телеграмму Чехов получил, когда находился в Ялте, и очень удивился. Потом туда же, в Ялту, Чехову пришлют телеграммы о постановках в Ростове пьес «Три сестры» и «Вишневый сад». В письме к своей супруге Ольге Леонардовне Антон Павлович пишет: «А «Вишневый сад» дается во всех городах по три-четыре раза и имеет успех, можешь ты себе представить. Сейчас читал про Ростов-на-Дону, где идет в третий раз».

Ростовчане тонко уловили суть пьесы. Их спектакль был о том, что красота не продается, поэтому Раневская и не может принять предложение Лопахина.

Играла Чехова с любовью

Спектакли шли на сцене Асмоловского театра, который располагался на нынешнем проспекте Буденновском. Так театр прозвали по имени владельца табачной фабрики Асмолова, получившего от городской думы разрешение на строительство «концертного зала» на участке собственной земли. Южный край этого участка сейчас занимает городской Дом ветеранов.

— Театр стал первым основательным каменным зданием в Ростове-на-Дону со зрительным залом в 1100 мест и прекрасной акустикой. В 1919 году здесь пел Александр Вертинский без микрофона и имел колоссальный успех,— рассказывает Любовь Волошинова.

Столица сразу не приняла чеховские пьесы, а в провинции они шли на ура, и понятно почему. Чехов писал о провинции, о ее нравах, образе жизни. Это было не очень понятно столичной публике.

На сцене Асмоловского театра блистала известная актриса П. Вульф. Она сыграла Нину Заречную в «Чайке», Аню в «Вишневом саде», Ирину в «Трех сестрах».

Волошиновы отыскали в архивах воспоминания актрисы:

— Играла я в пьесах Чехова с любовью и наслаждением. И не я одна... Наше серьезное, трепетное отношение к чеховским пьесам заражало публику, и Ростов, город наживы, коммерческих амбиций, оценил и полюбил Чехова.

Книжку «Дядя Ваня» антрепренер Синельников купил в магазине Романовича. О Федоре Степановиче Романовиче Чехов писал своему издателю: «Будьте добры распорядиться, чтобы Анна Ивановна отправила наложным платежом пять экз. «Пестрых рассказов» по адресу г. Ростов-на-Дону, книжный магазин Федора Степановича Романовича, Московская ул. Скидка 30%».

— Знакомство Романовича с Чеховым могло произойти в Петербурге, — предполагает Любовь Волошинова. — Федор Степанович был не только книготорговцем, но и собирателем древности. По поводу продажи золотых курганных скифских пластин вел оживленную переписку с Эрмитажем и наезжал туда. Но мне все же кажется, что оно произошло в Ростове. В двух кварталах от книжного магазина жил Лев Волкенштейн, который поддерживал с Романовичем дружеские отношения и мог свести его с Антоном Павловичем.

В Ростове ужинал с Волкенштейном...

Лев Волкенштейн был гимназическим другом Чехова. Закончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета, с 1890 года был в Ростове присяжным поверенным. В начале ХХ века вместе с другим ростовским коммерсантом купил здание Асмоловского театра. Путешествуя по стране, Чехов часто проезжал через Ростов и навещал своего давнего товарища.

— Утверждая это, мы опираемся только на факты и документы, — говорит старшая сестра Волошинова. — Вот недавно активисты одного движения заявили, что Чехов принимал ванны в ростовской гидролечебнице на улице Никольской (ныне Социалистическая — С.К.). Откуда они это взяли?! Вообще-то ему другие процедуры были прописаны. Писатель, как вы знаете, болел чахоткой.

— О встречах с Волкенштейном писал сам Чехов. Вот запись из дневника Чехова, сделанная летом 1896 года: «Из Таганрога выехал 24 августа. В Ростове ужинал с товарищем по гимназии Львом Волкенштейном, уже имеющим собственный дом».

Дом Волкенштейна, где бывал Чехов, располагался на углу Старопочтовой улицы и Казанского переулка (ныне Станиславского и Газетного). Он сохранился и сегодня.

— Прямого подтверждения того, что Чехов с другом обсуждал возможности постановок пьес писателя на сцене Асмоловского театра, нет, — признается Любовь. — Но думаю, без участия Волкенштейна здесь не обошлось. Как и антрепренер Синельников, он много прилагал усилий для того, чтобы привить ростовской публике вкус к произведениям Чехова. О том, что стало с ним после, мы узнали из уникального издания — «Незабываемые могилы. Российское зарубежье 1917-1997гг». В книге сообщается, что Лев Филиппович Волкенштейн умер в 1955 году в Париже. Сотрудничал с журналом «Иллюстрированная Россия», в котором, по сведениям ростовского краеведа Юрия Немирова, были опубликованы его воспоминания о Чехове.

— К сожалению, чтобы съездить в Париж и изучить воспоминания Волкенштейна, никто грантов не дает, — вздыхает Любовь.

"Газета Дона" (Ростов-на-Дону) 5(581) от 03-02-2010
.