rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Настоящие кумиры не умирают…

399Об этой мемориальной доске мало кто знает. На куске керамики старательно выведены слова: «…Наш цех в 1975 году посетил Владимир Высоцкий». Впереди — земляные насыпи и ржавый забор…

«Эх, была бы гитара!»

О том визите на улицу Школьную, где располагался раньше цех художественной керамики, помнят только старожилы да полуразрушенная печь, у которой Владимир Семёнович пытался вылепить глиняный горшок. Горшок получился неказистый, но тут же занял главное место в музее маленького цеха.

— Володя необычный был. Простой, открытый. Постоянно курил «Беломор» и не переставал восхищаться, глядя на работу наших стеклодувов, — вспоминает бывший директор комбината прикладного искусства Василий Гринченко. — Час смотрел не отрываясь. А потом вдруг произнёс: «Эх, была бы гитара!»

Тут же появился заранее припасённый инструмент, и Высоцкий запел. Люди, замерев, стояли в проходах, на знакомые звуки сбегались работники из соседних цехов.

— Пел он с надрывом, душу вынимал. Мы не могли наслушаться, а после окончания мы  попросили Владимира Семёновича дать ещё и большой концерт для всех. Он воспринял просьбу с негодованием: «От души — спою, а концертов не надо!» Уже потом я понял, что денежные вопросы его не интересовали…

«Спасибо за правду…»

После посещения комбината Владимир Высоцкий пригласил всех в театр Горького на спектакль «Деревянные кони».

— Если честно, мне воспринять эту постановку было сложно. Нет декораций, нет костюмов, — вспоминает Василий Гринченко. — И когда Володя после спектакля подошёл ко мне, я ему об этом сказал. Высоцкий рассмеялся: «Спасибо, Василий Андреевич! Все обычно нахваливают, а ты — правду в глаза… Спасибо».

Уезжая, Владимир Семёнович, оставил Гринченко адрес своей московской квартиры на Большой Грузинской. Но съездить в гости к легендарному актёру Василий Андреевич так и не решился, хотя художница комбината Юлия Романовская, бывая в Москве, не раз навещала Высоцкого.

— К сожалению, её уже нет в живых. Но Володя у неё в гостях тоже был. Пел, засиделись мы тогда до глубокой ночи, — вспоминает Василий Андреевич. — Но об этом вам лучше Андрей Шихачевский расскажет, сын Юлии Романовской.

Последняя песня осталась недопетой

Когда Высоцкий приехал в Ростов в 1975 году, в городе творилось что-то невообразимое. Билеты на его спектакль раскупили буквально за час. Люди давились в очередях, сидели в проходах. Андрею Шихачевскому тогда было пятнадцать. Чтобы увидеть своего кумира, мальчик пробирался в театр через чердак.

— А когда на следующий день на пороге нашей квартиры появился Высоцкий, я онемел… Он был невысокого роста, улыбчивый, обаятельный, — вспоминает художник. — Рядом с ним стоял Иван Бортник. Мы пригласили дорогих гостей к столу. Высоцкий не пил. Говорил, что недавно «подшился». Всё время шутил и расспрашивал папу-фронтовика о войне. Когда отец отвлёкся, Владимир Семёнович подмигнул мне и тайком протянул папиросу: «Бери, не стесняйся, отцу не скажу», — шепнул он. Я залился краской…

Потом у соседей взяли гитару (позже она стала одним из экспонатов Музея Владимира Высоцкого в Москве), и Владимир Семёнович запел. Мальчишки притащили магнитофон, чтобы записать домашний концерт. А потом сам собой завязался разговор о войне и сталинизме. Леонид Шихачевский сделал знак рукой, и Андрей остановил плёнку. Так последняя песня осталась недопетой…

— На прощание Высоцкий подарил мне пластинку с надписью: «Андрею, чтоб он рос сильным, умным и добрым». Эти слова стали для меня девизом на долгие годы, — говорит художник.

P.S.

В том же 1975 году художник ростовского цеха керамики Владимир Поликарпов сделал мемориальную доску. На волнистом куске шамота — неровные трепетные буквы. Такие же, как жизнь легендарного артиста.

АиФ на Дону, выпуск 30 (690) от 25 июля 2007 г.

.