rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

СОФИЕВСКЙЯ ПЛОЩАДЬ: ОБЩИЙ ГОЛОС

К середине XIX века Нахичевань-на-Дону широко расстроилась. Ее западные границы подступали к Александровскому саду (парку имени Вити Черевичкина). В 1863 году, ровно сто лет после официального завершения строительства Димитровской крепости, на противоположной стороне через дорогу от Александровского сада, была возведена православная Софиевская церковь. От нее к центру Нахичевани шла Софиевская улица (ныне - Первомайская). Была образована и Софиевская площадь.

116Вначале храм был сооружен из дерева, на каменном цоколе. Шатровые шестигранные завершения куполов, венчали небольшие «луковки» и под крестами - вытянутые вверх «конусы». Звонница поднималась на 25 метров, церковь стояла практически против северо-восточного входа в Александровский сад и хорошо просматривалась со стороны Дона. Она находилась недалеко от нынешней высокой металлической ограды парка Революции, примерно на месте жилого дома № 8, стоящего на улице Каяни, южнее школы №11.

В том же 1863 году рядом с ней было построено одноэтажное здание из кирпича, в нем находилась церковно-приходская школа. В 1904-м было начато строительство новой каменной Софиевской церкви, завершенное в 1912-м. По предположениям специалистов автором проекта считается ростовский архитектор В.В. Попов.

К сожалению, ни одной фотографии этой церкви не сохранилось. Ростовский художник-любитель А.И. Чебан попытался воссоздать облик Софиевской церкви по описаниям, но допустил ошибку. Церковно-приходская школа, которую он также включил в свою композицию, стояла в стороне (западнее храма) и выглядела по-иному. Ошибки встречаются даже у специалистов. Так краеведы, исследователи ростовских и нахичеванских храмов Е.И. Малаховский и Г.Ф. Лаптев, выпустившие прекрасную книгу «Храмы Ростова-на-Дону», пишут: «Летом 1917 года недалеко от Софиевской церкви, на одноименной площади (ныне Театральная площадь) происходили бурные политические события и демонстрации».

На месте будущей Театральной площади, ее после Октября в 20-е годы называли одно время площадью Революции, находился пустырь. Софиевская площадь лежала в восточной части нынешнего парка Революции и на месте квартала, прилегающего к парку. Бурные революционные события: митинги, демонстрации - проходили на ней несколько лет, в том числе и в начале 20-х годов.

В восточной части, на территории парка Революции, долгое время стояли два небольших каменных здания. В них находились детские сады. Дом, располагавшийся севернее - детский сад №78, был заброшен в 90-е годы, а затем разрушен. А второе здание (детский сад №126) - это и есть бывшая церковно-приходская школа, было снесено в 2009 году. Под восемью довольно крупными, овальными сверху окнами сохранялся карниз, выполненный в виде стилизованного крестообразного узора.

Существует мнение, что в проектировании здания и самой церкви принимали участие ученики архитектора И.Е. Старова, строившего храм Григора Лусаворича и церкви монастыря Сурб Хач. Здание бывшей школы, а ныне детсада, тоже долгие годы имело довольно неприглядный вид, немного обрушился южный конек, но летом 2006 года его привели в порядок и перекрыли. А теперь, как было уже сказано, снесли, на этом месте возведен двухэтажный детский сад.

В этом здании в 20-е годы находилась сначала военная, а затем - гражданская радиостанция. Отсюда берет истоки ростовское радиовещание. Об этом более подробный рассказ далее. Ныне это тихий утолок, а в 20-е годы здесь кишели бурные революционные страсти.

В 1904 году, когда началось строительство каменной Софиевской церкви, северо-западнее от нее на месте деревянной часовни была заложена Александровская церковь во имя святой царицы Александры (ныне улица Ченцова, 3). Автор ее проекта В.В. Попов. В 1910 году к ней была пристроена шатровая звонница и в начале 1920-х достроен притвор, вытянутый по оси восток-запад. Обратим внимание - в 20-х (I), когда советская власть агрессивно относилась к церкви, к культовым, религиозным сооружениям. Чем же объясняется этот парадокс? Может быть, тем, что Александровская церковь была кладбищенской? И чиновники советской власти не «решались» трогать церкви на святых для людей местах? Не случайно, может быть, уцелели церкви на Братском кладбище Ростова, Иоанна Предтечи (Сурб Карапет) на армянском кладбище… А возможно, эти церкви остались целыми еще и потому, что не стояли в людных местах, на площадях и, тем самым, не могли собирать вокруг себя большие массы людей…

Александровская церковь, небольшая и невысокая, напоминает старые русские храмы. Она прекрасно вписывается в окружающую местность. Отремонтированное к 1000-летнему юбилею крещения Руси (позолочен купол церкви и шатер звонницы), здание выкрашено в бледно-голубой цвет и засветилось внутренним светом. Особенно красив купол церкви, украшенный снизу ажурной каменной резьбой. Звонница, с высокими арками отдаленно напоминает стилистику ранних армянских храмов и словно символизирует единство русского и армянского народов и на почве христианской архитектуры.

Александровская церковь до Октябрьской революции была приписана по своей епархиальной принадлежности к Софиевскому храму. И некоторые прихожане до сих пор неправильно называют ее Софиевской. И не только прихожане, но и специалисты-архитекторы.

После занятия Ростова Красной армией в январе 1920 года в городе начались фундаментальные перемены. Менялась не только власть, но постепенно были созданы условия для изменения уклада жизни. Сначала закладывались предпосылки этих кардинальных сдвигов, но чем дальше, тем основательнее «новый быт» входил в жизнь ростовчан и нахичеванцев.

1 мая 1920 года па пустыре, разделяющем Ростов и Нахичевань, состоялся первый субботник. Его участником был Д. Карасев, позже инженер-архитектор, руководитель Ростовского водоканала. В годы Первой мировой войны он работал подростком на заводе «Аксай», выпускавшем в то время продукцию для фронта, занимался революционной пропагандой. В начале 30-х он построил водонапорную башню на самом высоком месте Ростова - на улице Баррикадной. Она стоит там и ныне рядом с телевышкой. Она считалась тогда, как писала газета «Молот», самой высокой башней подобного рода в Европе. За эту «башню» Д. Карасев и пострадал. В 1937 году его обвинили в том, что он хотел отравить город, пустив через водопроводную систему ядовитое вещество. Он «оттрубил» от звонка до звонка свои 10 лет, но, вернувшись в Ростов, не потерял ни бодрости, ни оптимизма - такое это было поколение.

А в мае 1920 года Карасев, будучи молодым человеком, принимал участие в коммунистическом субботнике. Карасев рассказывал: «Мы пришли на пустырь колоннами, с яркими транспарантами. Состоялся короткий митинг на Софиевской площади, играл духовой оркестр. Кто-то из руководителей города сказал тогда приветственную речь. Настроение у всех было приподнятое, Рабочие впервые грудились не на дядю, а на себя, мы тогда все «бредили» мировой революцией. И считалось, чтобы мы ни делали, мы работаем для освобождения людей труда на всем земном шаре. Белые были еще не добиты, но мы уже верили в окончательную победу.

Мы выпалывали сорную траву, убирали мусор, которого на пустыре было предостаточно, особенно по краям полян. Сажали деревья с северной стороны, этот огромный пустырь городские власти, возможно, уже тогда планировали превратить в большую площадь. А пока по нему проходили трамвайные рельсы, связывающие Ростов и Нахичевань. Рядом был Александровский сад, Георгиевская и Софиевская церкви. Людей было очень много, так как здесь, на пустыре, по традиции ростовцы и нахичеванцы собирались на различные праздники».

Софиевская площадь неслучайно была выбрана местом проведения крупных общественных мероприятий, в первую очередь, митингов, которые в годы революции и Гражданской войны были основной формой массовой агитации, пропаганды и организации трудящихся. На площади встречались колонны, потоки людей, шествовавших из центра Ростова и Нахичевани. Так бурное время и географическое положение городов-соседей содействовало их дальнейшему сближению и соединению.

Первый парад Красных войск и демонстрация рабочих состоялись 10 января 1920 года. Они были посвящены «празднованию победы рабоче-крестьянской власти в Ростове-на-Дону». Место сбора рабочих - Тюремная площадь на улице Сенной (М. Горького), оттуда они двигались колоннами на Софиевскую площадь. Парад и демонстрация проходили под лозунгами солидарности рабочих и воинов: «Сердца рабочих бьются вместе с сердцами красноармейцев».

Первое время митинги проходили ежедневно, особенно широко отметили траурную дату - 9 января - расстрел рабочих в Петербурге в 1905 году. Этому событию исполнилось 15 лет. «В четверг 22 январи (9-го по-старому стилю), - писала газета «Известия Ростово-Нахичеванского-на-Доку Военно-Революционного комитета», - в день памяти жертв царского произвола, массового расстрела рабочих в Петербурге в 1905 году на всех фабриках и в учреждениях, кроме предприятий, выполняющих срочные военные заказы, работы не производить», - так говорилось в распоряжении Комиссии по проведению этой акции, в которую входили председатель Пригожин и члены комиссии Шаинский и Сухоруков.

Пролетарии всех заводов и фабрик, представители различных организаций собрались с 9 до 10 часов утра у своих предприятий и двигались группами, затем объединялись в колонны на Софиевской площади. Рабочие и служащие Нахичевани двигались к площади с другой стороны.

Колонны были украшены знаменами и флагами, все шли и пели революционные песни. Красноармейские части, расквартированные в Ростове и Нахичевани, шли с оружием в руках, двигалась и пехота, и конница.

Шествие происходило под «непрерывную стрельбу за Доном...» - белые находились совсем рядом, в Батайске. И это ощущение близкой опасности влияло на атмосферу в городе – «настроение было приниженное». На митинге выступали Буденный, Щаденко и другие ораторы. «Прекрасная погода, масса гуляющей публики, стройные колонны войск и рабочих придали городу военно-торжественный вид. Тротуары вычищены, улицы полны народа, непрерывно мчатся автомобили и всадники. Первый раз в течение 25 лет ростовский пролетариат чествует намять павших жертвами гапоновской провокации», - писал в газетном отчете репортер.

Была в то время такая форма организации общественной жизни по различным направлениям бытоустройстза в холодном и голодном городе – «недели». Проводилась «неделя беспризорников», «неделя борьбы с неграмотностью», «неделя заготовки тары», «возвращения дезертиров» и т.д. Считалось, что это служит важным стимулом поднятия активности людей. Дело в том, что сама по себе идея коммунизма и преобразования мира на новых началах и строительство «светлого будущего» были лишь словами. Идея была искусственной, спущенной сверху. В жизни же новой власти все приходилось организовывать, контролировать, бороться за воплощение своих планов в жизнь, в основном очень жесткими, даже порой жестокими методами. Борьба за все необходимое для жизни была острой, бескомпромиссной, так как Гражданская война в освобожденных от белых территориях продолжалась уже другими «мирными» средствами. Крутом была разруха, высокий уровень преступности, бандитизм, саботаж…

Митингами отмечали и приезды в город известных деятелей советской власти. Так, в апреле 1930 года в Ростове побывал народный комиссар просвещения А.В. Луначарский. Это ему ростовчане «обязаны» переименованием центральной улицы города, Большой Садовой, в улицу имени Ф. Энгельса.

В мае 1920 года Ростов и Нахичевань посетил Председатель Коммунистического Интернационала, один из вождей революции в России Г. Зиновьев. На митинге выступал руководитель ростовских большевиков Сырцов. В частности, он сказал: «Ростовские рабочие, страдавшие под египетским игом Деникина, теперь свободны». С пламенной речью выступил и Зиновьев, один из видных ораторов партии: «Короны, троны мировых палачей полетели в грязь». Он клеймил мировую буржуазию и призывал к мировой революции.

Постепенно эти митинги и шествия стали надоедать даже сознательным рабочим. И чтобы не снижать массовость, устроители и организаторы таких торжеств стали засчитывать на производстве всем участникам рабочий день.

Каждая ушедшая эпоха имеет свое дыхание, свои краски и звуки, свою речевую стилистику. Пореволюционное время было бурным, стремительным, эмоциональным. Ломался не только вековой бытийный уклад, но и культура, овеянная сломом прежних традиций и утверждением новой жизненной стилистики. Вчитаемся в былинно-распевные и в то же время телеграфно-рублевые строки репортажа с Софиевской площади. Его автор П.З, (тогда принято было скрываться за инициалами в газетных публикациях) назвал свои заметки «Впечатления» и окрасил их новым мироощущением. А мы попытаемся представить себе эту ритуально-церемониальную площадь начала 20-х годов в один из самых торжественных для того времени дней - 7 Ноября.

«Площадь Софиевская. Небо хмурое, осеннее, белыми облаками насупилось. Красные пятна знамен зарябили с утра, раннего. Четырехугольник живой, разноцветный, огородил всю площадь.

У памятника жертвам Революции караул почетный: два кавалериста. Шашки голые. Шинели до полу. Застыли. Траурные стяги с красным перевились на шестах. Бьет их друг о друга ветер. А полк за полком, шлемы зеленые, кепки серые, платочки цветные льются живой рекой. Беспрерывно. Рабочие, красноармейцы, скауты, студенты, детишки... Гвоздики, ленточки, бумажки, звездочки у каждого. Хоругви кумачовые. Это не крестный ход поповский.

Перегибаются двое от тяжести – знаменосцы. «Грызите молодыми зубами гранит науки» - Троцкого лозунг на нем.

Бумажники-калининцы следом за ними. Интернационалом режут воздух молодые голоса.

Построились все. Скоро парад. И вдруг резко ударили тушем по воздуху трубы: «Сми-и-ирно-о-o! Застыл четырехугольник. Блеснули белым голые шашки. Приехал товарищ Левандовский. Обход фронта. Приветствия.

…Низко купались коршуны с советскими гербами на крыльях. Махали с неба красными блесками. Привет воздуха.

Обход окончен, митинг. Интернационал летит к небу...».

В начале 20-х годов пустырь между Ростовом и Нахичеванью все заметнее стал приобретать очертания площади. Именно отсюда, как уже говорилось, началось ростовское радиовещание.

8 января 1920-го года части Первой Конной армии неожиданно для белых ворвались в Ростов и в основном заняли его, хотя бои продолжались в городе еще почти два дня.

Несмотря на это, 8-го же января был создан новый фронт, вместо Южного - Кавказский. Он определял направления следующих главных ударов. Был назначен и новый командующий фронтом – М. Тухачевский.

Во время броска на Юг была создана Ростовская радиостанция штаба Кавказского фронта, она располагалась в здании церковно-приходской школы при Софиевской церкви. Ее адрес в то время: улица Карла Маркса, 100 (название этой улицы просуществовало недолго).

Церковь владела участком земли в 2100 квадратных метров. На полезной площади в 181,1 квадратный метр разместилась аппаратная, машинное отделение, трансформаторная. Сам трансформатор находился на углу Большой Садовой и Крепостного переулка, там, где сейчас создан историко-мемориальный уголок крепости Святителя Димитрия Ростовского, а в 50-е годы располагался небольшой летний кинотеатр «Спорт», а ныне стоит памятник основателям крепости Димитрия Ростовского. В здании хранился также архив, была квартира с кухней, в которой жил заведующий радиостанцией (такое проживание было положено по инструкции). Радиостанция имела две деревянные мачты из пяти бревен каждая. На ней стоял передатчик Военно-Морского ведомства RKW-P 10 образца 1917 года, 10 киловатт - по тем временам это было очень мощное передающее устройство.

Радиостанция работала меньше чем в полсилы, так как постоянно не хватало электроэнергии. Это была радиотелеграфная станция, передающая в эфир не речь и музыку (вещания как такового еще не было), а тексты, зашифрованные азбукой Морзе. Сообщалась в основном военная информация, различные ведомственные постановления, приказы и т.д. Именно такой радиотелеграфный аппарат изобрел А.С. Попов.

Вообще Дон сыграл большую роль в развитии отечественного вещания. В самых низовьях речи, на острове Перебойном, была установлена первая в России гражданская радиостанция. Этo произошло в начале XX века - в августе 1901 гада. Ее установил сам Попов вместе со своим помощником, инженером Рыбкиным. На острове стояло приемное устройство, передающая станция находилась на плавучем маяке в Азовском море.

Назначение радиостанции - оперативно сообщать об уровне воды в устье реки Дон - такие сведения были необходимы для прохождения груженых судов в ростовский порт. Радиостанция проработала на Дону до начала Первой мировой войны.

Мировая война сыграла огромную роль в развитии техники, в том числе и радиотехники, особенно на кораблях военно-морского флота. Перед началом войны в России было уже несколько десятков крупных радиостанций, расположенных в больших портах Черного, Балтийского, Каспийского, Азовского морей. Оперативная связь была одним из важнейших условий совершенствования управления войсками. К концу мировой войны в России было уже немало небольших передвижных радиостанций, обслуживающих непосредственно войсковые части. Крупные же радиостанции, подобные ростовской, находящейся в здании церковно-приходской школы, предназначались для передачи важнейшей информации.

Ростовская радиостанция была приемно-передающей, или как тогда говорили - передаточной. Она поддерживала также двухстороннюю постоянную связь с Москвой, Харьковом, Севастополем, Астраханью, Саратовом, а позже, по мере продвижения Красной армии на юг и установки в освобожденных городах новых радиостанций, - с Владикавказом, Краснодаром, Туапсе...

Кроме военной связи, радиостанция использовалась и для передачи гражданских сообщений.

В 1923 году группа энтузиастов-ростовчан разработала проект создания первой приемной радиостанции. Были составлены схемы, проведены технические и финансовые расчеты, оговорены все организационные условия ее работы. Разместить эту радиостанцию предполагалось в Нахичевани, в Управлении Северо-Кавказской железной дороги, на крыше здания - установить антенну. Так как работающая радиотелеграфная станция находилась совсем рядом, на Софиевской площади, и могла мешать работе радиотелефонной станции, время их выхода в эфир должно было корректироваться.

В это время радиотелеграфная станция была уже передана в пользование гражданским властям. Военные действия на юго-востоке страны закончились и радиостанцию стали использовать для передачи всевозможных сообщений из Москвы. Радиостанция получала по эфиру из Москвы «Радиовестники РОСТА» и «распубликовывала» их в местной печати на всем Северном Кавказе, в многочисленных ведомственных организациях, где эта информация использовалась в политических и экономических целях. Кроме того, в Ростове готовили собственные выпуски ДонКавРОСТА. Стали активно строиться приемные радиостанции по всему Дону, Кубани и Северному Кавказу. Летом и осенью 1924 года, после административной реорганизации края (вместо Юго-Востока России был образован огромный Северо-Кавказский край была «переустроена и радиостанция». Поставили на Софиевской площади две 100-метровых мачты, установили новое заземление, тепловой двигатель, мощный электромотор, передатчик «Новый Коминтерн».

В 1924 году, в июле, перед остановкой станции на ремонт была проведена первая в Ростове пробная радиопередача.

Радиостанция, размещавшаяся на Софиевской площади, стала центром развития радиовещания на Дону и вообще на Северном Кавказе.

На следующий год было открыто Северо-Кавказское краевое представительство акционерного общества «Радио-передача». Состоялась первая краевая конференция Общества друзей радио, она насчитывала тогда в Ростове 1062 члена, а кроме того на местах, в крае, еще 2500 человек.

Энтузиасты стали готовиться к выходу в эфир первой радиотелефонной станции, 5 -ламповый передатчик построил без всяких финансовых средств техник-самоучка Алексеев. Мощность этого аппарата была до смешного мала - всего 20 ватт! 10 марта 1025 года активисты ОДР, готовясь к открытию радиостудии, разработали план установки радиомачт на самых высоких зданиях Ростова, в том числе, и на Управлении железной дороги.

И вот, наконец, 15 марта 1925 года., в эфире прозвучали позывные первой речевой ростовской радиостанции: «Алло! Говорит Ростов-Дон». В эфир вышел концерт струнных инструментов. Радиотрансляция получила хорошие отзывы - ее было слышно на расстоянии 60 верст. Газета «Молот» писала о первой передаче: «15 марта на ростовской маломощной передаточной станции состоялся первый концерт струнных инструментов. Радиолюбители на местах слышали концерт отчетливо после получения сведений о заслушивании концерта из Таганрога, Новочеркасска, Азова. С 16 марта начнется регулярная передача, ежедневная с 8 до 9 часов вечера. В ближайшее время будет разработана программа концертов».

Параллельно с работой этой небольшой любительской станции шел монтаж современной аппаратуры. Новая радиостанция вышла в эфир 17 октября 1925 года. Ее мощность составляла уже 1,2 киловатта, т.е. в 60 раз больше первого передатчика. Это обеспечивало успешный прием на расстоянии в радиусе до 300 километров.

Открытие новой радиостанции на Софиевской площади стало большим событием в жизни Ростова и всего Северо-Кавказского края. На митинге было принято решение присвоить новой станции имя Ленина. После осмотра новой техники состоялось торжественное открытие станции. Все речи транслировались прямо в эфир. Каждый из выступавших ставил свой политический акцент.

Корреспондент газеты «Советский юг» писал: «Могучее радио! В мировой эфир неси ленинское учение. Напоминай, пробуждай, указывай! Неси свет в станицы, в горные аулы, в заброшенные в степной глуши хутора. Весь мир опояшь величием ленинского учения».

Радиостанция Ростова стала уверенно принимать радиопрограммы из Москвы. А еще через два года вступила в строй новая мощная 4-киловаттовая станция. Теперь Ростов входил в число пяти крупнейших городе СССР, имевших станции, которые можно было принимать и за рубежом. Журнал «Радиослушатель» стал печатать программы Ростовского радиоцентра наряду с самыми крупными городами Европы. Вскоре радиостанция была перенесена. Радиостудия располагалась в подвале гостиницы «Московская». Радиостанция помещалась на Буденновском проспекте. Контора уполномоченного находилась в здании Наркомпочтеля на улице Никольской, 117. С переносом радиостанции с Софиевской площади, а позже с проведением крупнейших мероприятий на ипподром и площадь Ленина (у входа в городской сад, у памятника В.И. Ленину) до начала строительства драматического театра на пустыре это место, когда-то бурное, общественно-значимое стало тихим и малолюдным. Но истоки истории ростовского радиовещания, работа первой радиостанции связаны с Нахичеванью, с ее Софиевской площадью.

Начавшийся в начале тридцатых годов снос храмов дошел и до Софиевской церкви. В 1934 году она была закрыта, потом ее стали разбирать. Главный купол после удаления боковых стен некоторое время еще возвышался над руинами. Его убрали с помощью взрывчатки, сыгравшей «революционную» роль в разрушении многих храмов в СОСР.

Бывшая Софиевская площадь «передала эстафету» новой площади - Революции.

Владислав Смирнов. «Нахичевань-на-Дону»
.