rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Стихотворение о Ростове


Warning: Division by zero in /home/wladimir72/xn--b1acd1bacakffl.xn--p1ai/docs/modules/mod_zt_visitor_counter/helper.php on line 74
8844543
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
1399
5916
7315
28699
75165
153379
8844543

в среднем в сутки
INF


Ваш IP:35.173.234.169

ГРИГОРИЙ ЧАЛХУШЬЯН: «ПЕСТРАЯ ПТИЦА»

Против гостиницы «Дон-плаза» на Большой Садовой стоит трехэтажный особняк, выстроенный в начале XX века купцом Симоненко. Он был женат на молодой итальянке, которая заболела туберкулезом. Лечилась итальянская красавица за границей. И когда Симоненко строил дом, он заказал архитектору расположить над окнами второго этажа небольшие женские головки (эскизы были выполнены с фотографий жены). Они постоянно должны были напоминать ему о любимой супруге. Но молодая итальянка умерла. Чтобы уйти от болезненных воспоминаний, купец продал особняк и все свое дело в Ростове, уехал в Париж, но и там не нашел успокоения и застрелился. Эту легенду о «женских головках» хранили новые жильцы дома и передавали ее из уст в уста. Мне ее со слов профессора РГУ Т.Г. Хазагерова рассказала его жена, доцент Л.С. Ширина.

Здание, принадлежавшее Симоненко, купил известный ростовский адвокат и общественный деятель, историк Ростова-на-Дону Григорий Христофорович Чалхушъян. Вторая легенда связана уже с семьей Чалхушьянов и уходит корнями в глубокую старину. Ее мне поведал собиратель материалов о династии Чалхушьянов, их родственник Виктор Сергеевич Хазизов. Речь идет о том времени, когда армяне жили еще в Крыму. Маленького мальчика, предка Г.Х. Чалхушьяна, привезли на берег моря. Он впервые увидел чайку и закричал: «Чал хуш! Чал хуш! Что значит - пестрая птица. Так и стали кликать его - Чалхуш, а потом появилась и фамилия - Чалхуш, Чалхушьян. Не знаю, насколько верна эта романтическая история, но в красоте ей не откажешь.

Григорий Христофорович был самобытным, оригинальным человеком. Даже покупку своего нового дома он сделал для семьи сюрпризом. Когда родственники переезжали из Нахичевани на новое место жительства, он не сообщил адрес, а сказал: вы сами увидите свой новый дом. И выставил в окно свой увеличенный фотопортрет.

Большая семья Чалхушьянов занимала в трехэтажном особняке на Большой Садовой два верхних этажа. На первом располагалась контора извозчиков. Купец Симоненко заказал при постройке дома оригинальный проект. Часть дома не имела перекрытий между вторым и третьим этажами. Свет в эту высокую комнату попадал из окон двух уровней, Чалхушьяны звали эту гостиную «двухэтажной залой». На втором этаже размещался кабинет Григория Христофоровича. Здесь присяжный поверенный принимал своих клиентов. Когда дом национализировали, в кабинете Чалхушьяна размещалось управление главного архитектора Я.А. Ребайна, а в 70-е годы (ирония судьбы) - зал заседаний Кировского районного суда. Службы суда находились на первом этаже. Сейчас в этом здании находится медицинская фирма.

Григорий Христофорович (Крикор Хачадурович) Чалхушьян родился 1 июля 1861 года в Нахичевани-на-Дону в небогатой дворянской семье. Истоки его рода в Нахичевани зафиксированы в старых армянских документах. Степан Чалхушьян, первый нахичеванский городничий, еще в 1779 году, как только армяне появились на Дону, вел переписку со светлейшим князем Таврическим Потемкиным. В своих письмах Чалхушьян писал, в частности, что далеко не всем армянам нравятся новые места. Эти данные приводит в одной из своих работ А.А. Скальковский. Некоторые из армян стремились обратно в Крым, где они привыкли к горам, к морю, и иной кипучей жизни; им не нравились новороссийские степи, в которых пространство обширное, но пустое; природа не нищая, но скупая, климат соблазнительный, но вероломный, население живое, но не дружное.

Грамоте юный Крикор учился у местного дьячка. Нахичеванский благотворительный фонд выделил определенную сумму на его обучение в Москве. Он, как и многие армяне, учился в московском Лазаревском институте. Его он окончил в 1881 году с серебряной медалью, став юристом. В том же году, а ему было всего 20 лет (!) выходит его первая книге «Идеалы французской адвокатуры». Он посвящает ее известному юристу России В.Д. Спасовичу.

Будучи разносторонне образованным человеком, Чалхушьян проявил себя в разных сферах творческой деятельности. Один только диапазон тем его книг говорит о широчайшей эрудиции их автора и раннем таланте исследователя. Среди них: «Опыт теории любви», (издана в Москве в 1883 году, когда автору было всего 22 года), «Армянская поэзия в лице Рафаэля Патканяна» (Ростов, 1886). Он пишет литературно-критические статьи, рецензии на театральные спектакли...

Григорий Христофорович был истинным просветителем, занимаясь вопросами культуры, истории и проблемами образования, состоял попечителем духовной семинарии.

Особый интерес представляет книга Г.Х. Чалхушьяна «История города Ростова-на-Дону» Она выиграла первую премию на конкурсе, проведенном городскими властями в 1886 году, но увидела свет лишь частично (на страницах газеты «Юг» в 1883-1884 годах). Ее публикации в старые годы препятствовало противостояние интересов разных группировок. Полностью ее текст опубликован в «Донском временнике» в 1999-2002 годах. Временник этот издает Донская государственная публичная библиотека. Вариант рукописи Чалхушьяна «Историческая записка о городе Ростове-на-Дону» был обнаружен в личной библиотеке архитектора Игоря Петровича Смирнова, собирателя и ценителя краеведческих материалов, его дочерью Ольгой Игоревной Смирновой.

В октябре 1910 года общественность Нахичевани широко отмечала 25-летие адвокатской, литературной и общественной деятельности Григория Христофоровича. Прислал приветствие и Матеос Второй, католикос всех армян. В частности в своем поздравительном послании к Чалхушъяну он писал: «Узнали мы, сознательные ценители таланта, что местные армяне собираются в десятый день октября праздновать ваш юбилей двадцатипятилетяей литературной и общественной деятельности, и сердце наше возрадовалось, и мы утешились, так как видим чувства признательности в наших детях по отношению к вам.

С сего Святого места (Эчмиадэина - В.С.) этим кондаком посылаю радость свою и сочувствую вашей радости, поздравляем с вашим юбилеем и вам, возлюбленному нашему сыну, выражаем удовлетворение и наше патриаршее благословление. Молим Бога о даровании вам здоровья телесного, энергии, ума и умножения литературных трудов ваших и о продолжении полезной деятельности вашей на пользу многонуждающегося народа, желаем здравствовать вам и всем, кто участвует на вашем празднике, и всегда радоваться в Боге. Аминь».

Как писал биограф Чалхушьяна В.С. Хазизов «Юбиляра также поздравили телеграммами константинопольский патриарх и другие князья армяно-григорианской церкви, многие видные деятели армянской и русской общественности. Городской голова Нахичевани М.И. Балабанов сообщил об учреждении в Екатерининской женской гимназии стипендии имени Г.Х. Чалхушьяна. Подобная же стипендия учреждалась Нахичеванским благотворительным обществом в духовной семинарии. Чалхушьяна избрали «вечным почетным членом общества», в зале заседании был повешен его портрет...»

Работа Чалхушьяна о Ростове-на- Дону представляет собой ценнейший исторический документ, насыщенный статистикой, разнообразными сведениями, характеристиками и т.д. в ней автор охватывает буквально все стороны жизни города: экономику, культуру, образование. Эта книга давно ждет отдельного издания.

Особое место в его общественной работе и публицистическом творчестве занимал армянский вопрос. Еще в 1905 году в Ростове выходит его книга «Армянский вопрос И армянские погромы в России».

Эта темя становится особенно острой для армян с началом Первой мировой войны. Турция, в которую входила тогда Западная Армения, была союзницей Германии и Австрии, она вела боевые действия против РОССИИ па Кавказе. Турецкие власти, мотивируя тем, что русские войска продвигаются к местности, где жили армяне, и зная настроение армянских жителей, устроили их массовую резню в 1915 году. Это был страшный геноцид, какого армяне не знали со времен нашествий завоевателей в ХiiiIV веках.

Полтора миллиона армян были вырезаны, другие насильственно переселены в глубь Турции... Десятки тысяч беженцев заполнили города Кавказа, появились они и в Ростове-на-Дону. В Нахичевани был создай Армянский комитет, цель которого была оказание помощи армянам-беженцам. В этот комитет от Нахичевани входили архимандрит Георг, Н.Г. Бахчисарайцев, М.Е. Попов, Г. Чубаров, От Ростова - Ф.С. Генч-Оглуев и Л.А. Парамонов. Возглавлял Армянский комитет (был его председателем) Г.Х. Чалхушьян, а почетным председателем числился ростово-нахичеванский градоначальник генерал-майор Климович.

Г.Х. Чалхушьян занимался организацией сбора денежных средств, другой материальной помощи, в первую очередь - одежды, обуви, белья... Армянское благотворительное общество, которое не так давно выделяло деньги на учебу Чалхушьяна, теперь по его просьбе ассигновало значительные средства Армянскому комитету. По всей Донской области велся сбор пожертвований в пользу армян. Вот строки из «Воззвания» (по горячему тону этого публицистического текста можно предположить, что оно принадлежало перу Чалхушьяна): «Наступили кошмарные дни для армян. Война С Турцией таит в себе, с одной стороны, светлый луч спасения всего населения Турецкой Армении от векового турецкого ига. Все армяне, способные носить оружие, весь цвет армянской молодежи взялись за оружие для борьбы с турецкой тиранией. Как львы, борются они бок-о-бок с доблестной Кавказской армией, деля с нею горе и радость, побеждая или умирая без ропота.

Но, с другой стороны, армянские семьи, лишенные своих кормильцев и защитников, оказались в безвыходном положении. Разбойничьи турецкие орды не признают никаких божеских и человеческих законов. Они грабят, насилуют, убивают беззащитных армян. Стариков, женщин и детей без всякой жалости истребляют. И вот турецкие армяне обращают свой молящий взор к великому в своей человечности русскому народу. От Белого Царя они ждут спасения от злого турецкого насилия. Бросая свое имущество на разгром свирепому врагу, они ждут спасения в пределах России. Холодные, голодные, больные, они уже наполнили все уголки Кавказа. При 30-градусных морозах они принуждены проводить дни почти голые. Но великая русская душа, не отказавшая в своем милосердии ни одному страждущему народу, не оставит этих детей, стариков и женщин без помощи».

Ростовские газеты публиковали фамилии жертвователей, среди которых были и самые богатые и не очень состоятельные люди. Только за один день «кружечного сбора» 31 декабря 1914 года было собрано 15 тысяч рублей, деньги по тем временам очень значительные. Армянский комитет выражал искреннюю благодарность тем, кто в эти тяжелые для армян времена оказывал помощь страждущим.

А Ростов и Нахичевань продолжали наполняться беженцами. Помогали кто чем мог: кто предоставлял жилье, кто работу, в армянских селах собирали продукты питания: сало, колбасу, сахар... Был создан Армянский лазарет.

15 января 1915 года католикос всех армян Кеворк V, побывавший в Нахичевани в нюне 1912 года, прислал благодарность за полученные от Армянского нахичеванского комитета 20 тысяч рублей в фонд помощи армян-беженцев.

Григорий Христофорович Чалхушьян обращается за помощью к городскому голове Москвы, своему другу М.В. Челнокову. Это письмо - настоящий вопль во спасение. Чалхушьян специально акцентирует внимание своего адресата на том, что это не только помощь армянам, - это поддержание веры в русский народ. И Москва откликнулась, на помощь беженцам пришли 100 тысяч рублей. Получение этих денег - прямая заслуга Чалхушьяна.

Позже, уже в годы Гражданской войны Г.Х. Чалхушьян писал о тяжелейшем положении армян-беженцев на Кавказе: «Есть, конечно, нечего. Вы, конечно знаете, что Сталин, комиссар «по национальным делам», распорядился на имя председателя Терского народного Совета Буачидзе, чтобы ни одного фунта хлеба не отправлялось на Кавказ.

Корчась, набивая рот песком, в страшных мучениях умиряют ежедневно сотни, тысячи…»

В годы Гражданской войны Г.Х. Чалхушьян продолжает занимать активную общественную позицию. Война поставила много новых проблем. Его публикации в газете «Приазовский край» остры, посвящены самым актуальным событиям. В статье «Бакинская трагедия» он с болью пишет о резне армян, произошедшей в Азербайджане, и старается привлечь внимание россиян к этим жутким событиям. В Баку скопилось сто тысяч армянских беженцев, вытолкнутых со своих мест военными действиями и преследованием турок. Баку защищали русские. А Баку в то время, как источник нефти, привлекал внимание и англичан, и немцев, и турок. И когда город был сдан русскими войсками, турки отпустили всех, и качалась новая резня армянских переселенцев, которая продолжалась три дня. Было убито 30 тысяч армян.

«У армян их летописи полны черных страниц, - пишет Чалхушьян, - и ужасы один кровавее, грознее другого развертывались с поразительной настойчивостью, последовательно в течение веков и каждый раз казалось, что чаша горькая испита уже до дна. Не осталось больше капли. Но нет, заставали новые ужасы, тяжелее прежних, испытанных, пережитых».

Его горькие, острые публицистические строки, пронизанные болью за свой народ, призваны привлечь внимание к происходящим черным событиям, помочь беженцам. Г.Х. Чалхушьян клеймит низменные националистические страсти. Язык его резок, эмоционален. Это публицистика написана кровью.

В годы войны многонациональный Кавказ буквально бурлил как кратер вулкана. Обострились старые проблемы, возникли новые. Политические, государственные, этнические вопросы завязывались в крепкие узлы. Азербайджан, Армения, Грузия, народы Северного Кавказа в новых условиях, сложившихся в результате падения царской власти в России, после октябрьского переворота, начавшейся войны решали отношения не только с метрополией, но и между собой. Не прошло и месяца после Бакинской трагедии, как в ноябре 1918 года в Грузии состоялась Закавказская конференция, Нахичеванских армян на ней представлял Г.Х. Чалхушьян, бывший вице-консулом Армянской республики на Дону. Он рассматривал сложившуюся в Закавказье ситуацию с точки зрения интересов Армении, но тесно увязывал ее с положением России и ее значением в жизни армян. В его взглядах, естественно, преобладали проармянсние настроения, но они были обусловлены ролью России в дальнейшей судьбе армянского народа и конкретно местом его проживания - среди русского населения. Григорий Христофорович, зная положение на Кавказе и будучи мастером публицистики, анализировал проблемы, делал выводы очень аргументированно, убедительно, взвешенно.

На конференции -прозвучало обращение к народам Кавказа о взаимопризнании новых самостоятельных государств Кавказа, о их солидарности и попыток решать спорные вопросы, в том числе и территориальные, с помощью арбитров.

Критикуя Грузию за то, что она не выдвинула программу конференция заранее, предварительно не познакомив с ней участников, Чалхушьян ставит главный вопрос: Будет ли Кавказ с Россией против других государств или же с ними - против России? Им движет глубокое понимание того, что судьба народов Кавказа зависит от судьбы России. Он обеспокоен будущим своего народа, который давно связал свою жизнь с Россией и подчеркивает, что Армения давно ориентирована на своего великого северного соседа. «Мы, армяне, - пишет Чалхушьян, - не хотим использовать народы Северного Кавказа как буфер против России, не признаем Азербайджан, пока он будет преследовать армян».

В своих разнообразных статьях, заметках Чалхушьян освещает не только конкретные факты, текущую хронику, он размышляет об исторических корнях событий, а главное - о том, какой выбор должен сделать его народ в обстоятельствах, обусловленных Гражданской войной.

Казалось беды и страдания, которые приносила с собой война, должны были бы парализовать общественную жизнь. Но Чалхушьян как человек, обладающий глубоким историческим мышлением, смотрит на вещи масштабно. Да, война страшна, но жизнь продолжается и «миром кончаются войны» и надо искать возможности (финансовые, организационные, нравственные), чтобы поддерживать то, что завтра будет необходимо людям для продолжения нормальной жизни. Он пишет статью «Культурные задачи армянской общины» («Приазовский край» - 1918. 1 ноября), в которой ставит вопрос о значении общинного совета. В Нахичевани в это время и был учрежден такой совет, в функции которого входил сбор и распределение общественных средств на образование. Чалхушьян призывает бороться с лишениями «всем миром». В начале он приводит статистические данные. В семи заведениях Нахичевани: духовной семинарии, женской гимназии Гогоевьгх, ремесленном училище, двухклассном училище Св. Рипсимэ и одноплатных училищах при церквах Св. Вознесения, Св. Феодора, и училище св. Сантухты - обучается 1075 человек. Для содержания этих учебных заведений необходимо 400 тысяч рублей в год. Из этой суммы не хватает 170 тысяч. Помочь могут только благотворители.

Чалхушьян не предается иллюзиям – «люди темпы и косны» и нужно постоянно поднимать значение общинного совета его роль в общественных делах. Училища нельзя содержать «на подаяния», на случайные средства. С бедных спроса нет. Григорий Чалхушьян обращается к богатым армянам. Он аппелирует к их национальному сознанию, патриотическим чувствам, здравому смыслу, в конце концов. «Община - родная мать» и надо относиться к ней как к матери, и он негодует против тех, кто отказывается поддерживать «мать-общину». Его критика здесь пересекается с публицистикой М. Налбандяна, резко бичевавшего богатых соотечественников, живущих за рубежом, тех, кто отказывался помогать своей родине-матери – Армении.

В семье Чалхушьянов были талантливые архитекторы, литераторы, юристы, музыканты, ученые-языковеды. Племянник Григория Христофоровича - известный ростовский архитектор, он учился в Санкт-Петербурге, окончил гражданский инженерный институт. Проектировал квартал домов специалистов (1928-1931) на проспекте Буденновском, 86, дом-гигант №2 у переходного моста в Железнодорожном районе (1931), жилой дом на улице Энгельса, 56. Вместе с Н.Е. Черкесьяном и Л.Л. Эбергом - гостиницу «Ростов» (1932-1934), строил и восстанавливал разрушенное во время войны здание РИИЖТа, где и работал долгие годы. Умер в Москве в возрасте 92 лет.

Григорий Христофорович был женат на Софье Андреевне Титровой, дочери ростовского купца. Она родила пятерых сыновей и трех дочерей. Старший - Рубен - в 1915 году служил генерал- губернатором в городе Карсе, отбитом у турок в годы Первой мировой войны, младший - Хачатур тоже воевал в Армении. Был скрипачом, но в одном из сражений с турками в 1915 году потерял слух. Серафим был экономистом, Лион и Степан - юристами. Все четверо сыновей, кроме Хачатура, были арестованы во время массовых репрессий в 1937 году. Поводы для арестов были самыми разными. Так, Лион собирал коллекцию живописных полотен, купил одну картину у японца. Его обвинили в том, что он является японским шпионом. Лион и Степан были расстреляны. Рубен и Серафим сосланы - строили Беломоро-Балтийский канал и тоже погибли.

Сам Григорий Христофорович ненамного пережил трагический уход из жизни своих сыновей. Он умер от разрыва сердца прямо на улице - 1 марта 1939 года.

126Одна из дочерей Г.Х. Чалхушьяна - Сусанна, писала стихи, была известным переводчиком поэзии А. Мицкевича. Сусанна Григорьевна Аксенова-Мар жила в Москве. История появления второй части ее фамилии - Мар любопытна и романтична. Сусанна была влюблена в Сусанна Мар, друга С. Есенина А. Мариенгофа и взяла начало его фамилии - «Map».

После смерти ее прах был перевезен в Ростов и похоронен рядом с могилой родителей.

127Вторая дочь Г.Х. Чалхушьяна, Изабелла, вышла замуж за экономиста из Нахичевани Григория Лукьяновича Хазагерова (Хазагерьяна). Его отец Лукьян Григорьевич имел фабрику «сухих и на масле приготовляемых красок». Находилась она на Базарной площади Нахичевани.

Сын Григория Хазагерова и Изабеллы Чалхушьян - Томас родился в 1927 году в доме на Большой Садовой, где после национализации особняка Чалхушьяны и Хазагеровы занимали отдельные комнаты. Воспитывал любимого внука Григорий Христофорович. Сохранилось письмо деда внуку Томику, так ласково называл мальчика дедушка.

«Мой дорогой Томик!

Я желаю, чтобы ты был в жизни счастливым, а счастливым будешь, только, когда изменишь свой характер. Характер у тебя тяжелый, неуступчивый. Ты должен взять себя в руки, познавать свои ошибки и не ошибаться.

Каждый день, когда будешь просыпаться и вставать, ты размысли хорошенько, что ты должен делать в этот день.

Вечером, когда ты будешь ложиться, чтобы уснуть, ты должен отчитаться себе, что ты сделал в этот день худого.

Относись к себе всегда строго, требуй все от себя, не вини других. Умный человек прежде всего должен винить себя за ошибки.

128Ты быстро обижаешься, а еще быстрее палишь, словно из винтовки, оправдывая себя во всем, и когда ты ясно видишь, что ты не прав, ты плачешь.

Слезы - знак слабости. Слезы не убеждают, и заметь, ты плачешь именно тогда, когда ты во всем не прав.

Люби маму и папу не на словах и не поцелуями доказывай любовь, а только своим поведением.

Впереди у тебя сейчас целое лето, старайся больше физически развиваться. Не горбись, не горбись, не горбись... Делай гимнастику.

Дед сегодня жив, а завтра его не станет. Но пусть эти строки останутся всегда в твоей памяти, все, что я тебе говорил, но «verba volant” (слова летят), говорили римляне, и ты моих слов не ловил, чтобы удержать их в памяти...

Целую тебя крепко, дедушка Гриша.

7 июля 1937».

Это письмо дает хорошее представление о системе воспитания в армянских семьях. В этом послании в будущее - ибо только взрослый может оценить глубину и справедливость советов внуку, - целая школа нравственного, духовного и физического воспитания. Кроме, пожалуй, одного совета - об изменении своего характера. Нет, по сути оно верно, вот только изменить свой характер, данный ему от природы, человек не может.

Десятилетнему внуку это наставление дано старым интеллигентом. Почему дедушка написал это письмо - судя по всему, он и внук - рядом? Может быть, Григорий Христофорович ожидает арест - ведь именно в это время шел пик репрессий? Он пишет послание внуку... «Сегодня дед жив, а завтра его не станет». Ведь это своего рода завещание...

Трудно сказать, как усваиваются советы старших молодым поколением. Человек в основе своей живет той жизнью, какая генетически заложена в него природой. Скорее всего, имеет большое значение «кровь», наследственные качества. Томас Григорьевич Хазагеров стал профессором Ростовского государственного университета, известным исследователем-теоретиком лингвистики. Его племянник Георгий Георгиевич Хазагеров - тоже профессор Южного федерального университета, и тоже занимается проблемами изучения языка.

Владислав Смирнов. «Нахичевань-на-Дону»
.