rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

ОБА  РОСТОВСКИЕ ГРАФА РЕЗАНОВЫ - ЗАСЛУЖЕННЫЕ

Указом Президента России сразу два актера Ростовского театра музыкальной комедии получили звания заслуженных артистов Россий­ской Федераций, Это Наталья Макарова и Геннадий Верхогляд.

Представлять их ростовчанам не надо: частым гостям театра музкомедии эти имена хорошо известны. Наталья Макарова за­действована в последней поста­новке театра «Шарман-Канкан», где  исполняет  партию  Клавдии. А Геннадий Верхогляд, вместе с другим заслуженным артистом России, Александром Клеймено­вым, выходит на сцену в образе графа Резанова в «Юноне» и «Авось». Так что теперь граф в обоих ипостасях – заслуженный.

7 июня 1999г., ВР.
 
 

СЕМЬЯ ЛЮБВИ

 
24
Геннадий Верхогляд

Для театрального мира нет ничего страшнее молвы. А её создатели, поставщики – околокулисные обыватели. Их хлебом не корми – дай посмаковать о личной жизни творцов, вне зависимости от их специальностей. Послушаешь минуту-другую подобных «поклонников» – и ощущение, что всю жизнь прожил в Содоме и Гоморре, а ночи провёл с Нероном. Конечно, в театрах случается всякое, ничто человеческое никому не чуждо. Только если на тысячных заводах ежедневно будут расходиться по несколько пар – никто не заметит. А в искусстве любой взгляд, движение, встреча и расставание – всё на виду. Зато и любовь здесь не только величайшее из естественных чувств, но благодать, оплодотворившая созидаемое. В Музыкальном театре немало супружеских пар. Ольга Иванова – Пётр Макаров, Людмила Кошкина – Владимир Прокопенко, Светлана Гусева – Эдуард Закарян, Ольга – Горячева – Василий Дабахов, Диана Полякова – Алексей Шакуро, Татьяна Стрельцова – Алексей Замарь, Марина Куклинская – Владимир Некрасов… А ещё чета Корзенковых. Ивановых, Елена и Геннадий Верхогляд… Последняя из названных пар – балерина и певец.

 

Они встретились 17 лет назад, когда тогдашний главный балетмейстер музкомедии Г. Гальперин, сманив юную солистку Оренбургского ансамбля профтехобразования, представил её гастролировавшей в Саратове труппе. Я-то сам увидел её впервые в программе варьете, поставленной нашей знаменитой, а теперь, увы, столичной Аллой Тиме. Сразу понял, почему молодой герой оперетты, каждое утро, на всё театральное общежитие будил ещё не свою 26Елену фразою: «Леночка! Завтрак готов!» – в изящном, хрупком, гармонично сложенном создании изначально присутствовала та самая изюминка, что как магнит притягивает мужчин. Любовь с первого взгляда Г. Верхогляда подкреплялась ежеминутным вниманием, преклонением перед ней, поварским искусством и фирменными блюдами, отношением к близким и находящимся в опале артистам, полным отсутствием компромиссов в оценке творчества – своего и театра в целом. А ещё не подпускавший никого на пушечный выстрел к своей будущей супруге (она-то об этом не знала, но он так решил сразу), был эпицентром любой компании: особый юмор, владение буквально всеми инструментами, неиссякаемое желание петь, петь, петь…

 
25
Елена Верхогляд

Но решающими по воздействию, думаю, оказались его актёрские работы. Смотря из-за кулис или сидя в зале, уверен, Елена пришла к тому же, что и я, узнав артиста поближе. Он не играл и не играет черты характера персонажа, через них выявлялось глубоко затаённое «я» актёра. Его неприятие высокомерия, уничижительного отношения к собратьям, лжи и лукавства. Но разве это не зерно образов Мистера Икс («Принцесса цирка»), Тассило («Марица»), Резанова (««Юнона» и «Авось»»)? А преклонение Эдвина перед Сильвой – не оттиск отношений в семье заслуженного артиста России? Как красив, выразителен, темброво насыщен его голос, как осмыслен вокал! Сколько жизненной мудрости и иронии по отношению к себе и действительности в его графе Данило, так неожиданно трактованном в постановке «Веселой вдовы» Сусанной Цирюк, режиссёром спектакля.

 

Но есть нечто, что определяет для меня уровень актёра, его душу, интеллект, взаимоотношения с Космосом, если хотите. Это умение любить на сцене – ахиллесова пята самовлюблённых эгоцентриков. Клянусь, я бы приводил в Музыкальный театр 14-летних детей, чтобы они через судьбу Хозе-Верхогляда («Кармен») эмоционально ощутили, какое это дивное и безумно опасное для игр чувство – любовь. Я счастлив, когда зал старшеклассников впитывает в абсолютной тишине «Куда, куда, куда вы удалились, весны моей златые дни?», становясь причастными к судьбе Ленского-Верхогляда («Евгений Онегин») и соизмеряя его любовь со своим первым чувством. Оно, это чувство, и стало связующим звеном творческого вечера Елены и Геннадия Верхогляда в цикле Музыкального театра «Театральные встречи в гриме и без…». Исполненные Еленой Верхогляд (партнёр – А. Максимов) «Андалузский танец» Верди, «Чардаш» и «Вальс-бостон» Кальмана и сотворенные Г. Верхоглядом миниатюры-арии из опер, оперетт, мюзиклов и итальянские шлягеры – всё посвящалось любви двоих. И только обрамлявшие своеобразный бенефис «Монолог актёра» и «Снова я стою на этой сцене» Игоря Левина были о любви к театру и сцене. Но для артистов они нераздельны.

 
15 января, 2003г., РО
.