rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

"ТЕАТРАЛЬНАЯ МАСТЕРСКАЯ" НА БОЛЬШОЙ САДОВОЙ

Два, казалось бы, совершенно разных события сомкнулись и пересеклись 1 сентября 1921 гола в Петрограде. Корни этой истории, однако, находятся в Ростове-на-Дону. Что ж произошло в тот день? “Красная Газета”, выходившая в Петрограде, сообщила о том, что положительно решён вопрос о переводе в Петроград существовавшего в Ростове театра “Театральная мастерская” на улице Б. Садовой. В тот же день был опубликован список расстрелянных участников так называемого “Таганцевского заговора”. В числе расстрелянных был и Н. Гумилев, поэт, писатель и переводчик.

Приехавший из Ростова в Питер театр весьма смело дебютировал постановкой гумилёвской пьесы “Гондла”, когда со дня расстрела автора минуло четыре месяца. Итак, для того, чтобы понять, что объединяет эти две истории, следует вернуться назад. В мае 1921 года, возвращаясь из Севастополя в Петроград, Гумилев задержался в Ростове, так как уже знал от по бывавшего на премьере в Ростове Ю. Анненского о том, что в театре идёт “Гондла”. Гумилёв очень хотел посмотреть спектакль, но оказалось, что театр, готовясь к гастролям, уже упаковал все декорации, и показ спектакля был весьма проблематичен. Но актёры все же нашли выход из непростой ситуации: предложили автору показать отрывки из спектакля. Потом началось обсуждение. Гумилёв был в восторге. Прощаясь, он заявил, что не оставит театр в Ростове, а договорится о его переводе в Петроград. На просьбу актёров не забыть про своё обещание Гумилёв поднял руку и торжественно сказал : “Клянусь!”. В то время театр “гудел” уже далеко за пределами донского края.

Яркие постановки произведений В. Хлебникова, А. Ремизова, Ф. Сологуба снискали ему славу в стране. У истоков театра стоял композитор М. Гнесин, декоратором работал выдающийся донской художник М. Сарьян.

...Когда ростовчане пытаются сходу вспомнить знаменитых земляков, им хватает пальцев на двух руках. На самом деле всё обстоит иначе. Через наш город прошли сотни талантов. Вот строки из опубликованного дневника: “Особняк Черновых на бывшей Садовой улице, ныне улице Энгельса в Ростове-на-Дону. Двадцатый год. “Театральная мастерская” захватила особняк не без участия хозяев. Дочка их, её муж, брат мужа – все артисты театра.

Старики Черновы забились в одну из комнат в глубине особняка. Зал Черновского особняка, большой для богатого дома, превращён был в крошечную театральную залу. А мы, случайно выбравшиеся из юношеского бесплодного, не самостоятельного бытия, стали профессиональными актёрами. И сами не верили этому. Быт в те дни был тяжёлый...”

Эти строки принадлежат Евгению Шварцу, гениальному драматургу, по пьесам которого были сняты фильмы и поставлены “Тень”, “Обыкновенное чудо”, “Дракон” – это далеко не полный список созданного Шварцем. Так вот, и он, и его двоюродный брат Антон, ставший впоследствии заслуженным артистом России, начинали на подростках ростовской “Театральной мастерской”. И были ведущими актерами театра, и играли главные роли, в тем числе и в гумилёвской “Гондле”. А Гумилёв своё слово сдержал. В конце июля 1921 года он вызвал в Петроград директора Театральной мастерской” С. Горелика.

В течение недели были решены все технические вопросы, театр получил статус Государственного и ему было предоставлено здание на Владимирском проспекте, 12. Вскоре, однако, петроградское начальство посчитало, что солдатам победившей революции не нужен такой театр с таким репертуаром. Он был лишён статуса Государственного и переведён на самоокупаемость. Прошло немного времени, прежде чем театр, получивший признание литературной общественности, канул в Лету.

Актёры разбежались по московским и питерским театрам, а истории осталось лишь хранить в памяти это культурное событие Ростова, в котором переплелись судьбы Н. Гумилёва, Е. Шварца, М. Гнесина и М. Сарьяна. У истории не бывает провалов в памяти.

 25.04.02г. РО.
.