rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

ТЯТЯ, ТЯТЯ, НАШИ СЕТИ ПРИТАЩИЛИ ЖИГАНЦА!

123Теперь наша газета по праву может сказать: «Мы не сообщаем вам новости — мы их создаём». Потому что присвоение нашему журналисту Александру Сидорову звания лауреата премии конкурса Национальной Литературной Сети «Литер.ру» — это-таки новость, заслуживающая внимания. Правда, сертификат лауреата премии был вручён вовсе не Сидорову, а некоему Фиме Жиганцу за его стихотворение «Чёрный блюз». Но абсолютная идентичность этих двух товарищей — давно уже секрет Полишинеля.

«Мистер Июль» — папа Изи Шнеерзона

Сегодня «7С» решила выпытать у коллеги подробности столь знаменательного события.

7С:— Фима… Или Александр? Как правильнее?

— Да хоть Аркадий Южный.

7С:— Поясни нам, неразумным, что это за премия такая и кому она вручается…

— Национальный сетевой конкурс «Литер. ру» проводится под эгидой общества «Поддержка культурного наследия» с 2000 года. Цель, как сказано в положении о конкурсе — «поощрение наиболее перспективных авторов современной литературы». В нём три номинации — поэзия, проза и критика.

7С:— Теперь оказалось, что в их число вошёл и ты.

— Ну, и меня сосчитали… На самом деле я не склонен преувеличивать значение этого события.

Хотя в Национальную Литературную Сеть входит немало довольно интересных объединений (в том числе самый крупный в интернете Национальный сервер современной поэзии — «СТИХИ.РУ»), премии НЛС далеко до Нобелевской, Гонкуровской или Букеровской. Я не только о том, что в денежном выражении она, можно сказать, символическая. Просто конкурс очень молодой.

7С:— Ты был один победитель в номинации «Поэзия»?

— Нет. Хотя премия вручается раз в году, но итоги конкурса подводятся ежемесячно, и каждый месяц определяется лучший. Происходит это так: коллегия номинаторов (там человек десять-пятнадцать) со всех сайтов Национальной Литературной Сети (например, «СТИХИ.РУ», «ПИИТЕР», «РУКОМОС», «ПРОЗА.РУ» и проч.) выдвигают претендентов. В разделе «Поэзия» — человек шестьдесят-семьдесят, а порою и больше. А затем специальное жюри определяет победителя — лауреата премии. Вроде как в сказке Маршака «Двенадцать месяцев».

7С:— Или как в «Плейбое» — там, «мисс Январь», «мисс Февраль»… На твою долю какой месяц выпал?

— «Мистер Июль». Вообще-то я включился в это дело с апреля, номинировано было за это время (по август) четыре моих произведения, но лучшим признано стихотворение «Чёрный блюз».

7С:— Нам известно, что это — не первая твоя премия. В конкурсе «Радио Шансон-Ростов», состоявшемся в июне этого года, лучшей была признана песня Михаила Волоша на твои стихи «Ростовский вальс».

— На самом деле главной премией в этом году стало то, что одну из моих песен приобрёл Михаил Шуфутинский — «Романс об Изе Шнеерзоне».

7С:— Блюз, вальс, романс… Да ты, видно, натура романтическая.

— Более чем, — произносит Жиганец с лёгким сарказмом.

Скажи-ка, дядя, кто твой дядя?

Для сарказма есть свои поводы. Очень многим имя Фимы Жиганца известно прежде всего в связи со скандальными переводами классической поэзии на блатной жаргон под громким названием «Мой дядя, честный вор в законе».

Читатель легко догадается, что это — «переведённая» пушкинская строка «Мой дядя самых честных правил». У некоторых филологов и любителей классики эти переводы вызвали истерические припадки. Однако основная масса и просто читателей, и лингвистов, и литературоведов приняла книжку на «ура».

7С:— Саша… то есть Фима — а в чём причина, по-твоему, таких полярных мнений?

— Нормальное явление. Наверное, в недостатке юмора у некоторых товарищей. Большая часть читателей всё-таки поняла, что речь идёт не о пародиях на классиков, не об издевательстве над ними. Скорее наоборот: об издевательстве над мировоззрением маргиналов, которые вот так воспринимают даже «Я Вас любил»:

Я с вас тащился; может, от прихода

Ещё я оклемался не вконец.

Но я не прокачу под мурковода;

Короче, не бздюме: любви звиздец…

7С:— Знаешь, не всякому педагогу со стажем это можно перенести без инфаркта.

— Есть такой сюжет в детском киножурнале «Ералаш»: выходит из кинотеатра школьник и начинает пересказывать приятелю содержание фильма. Мол, этот того ножиком в пузо, а она, дура, свихнулась и бряк — в речке утопилась, а тут брательник приезжает на похороны, а этот — прыгает в могилу к этой и брательнику — хрясь по морде! А потом они с брательником начали на шпагах драться, короче, море крови — куча мяса! Ха-ароший фильм, говорит приятель. Бегу смотреть! Потом камера поднимается выше, и на афише читаем — «ГАМЛЕТ»… Это над кем издевательство — над Шекспиром или над недалёкими ребятишками, которым сленг заменил настоящую, чистую родную речь?

7С:— Стало быть, «блатные переводы» — лишь эпизод в твоей поэтической жизни?

— А в нашей жизни всё состоит из эпизодов. Журналистика в моей жизни — это тоже эпизод, который длится четверть века. Вообще хороший журналист сродни чем-то хорошему поэту: он мастер эпизода, мастер законченной миниатюры. Не случайно многие поэты занимались журналистикой. Начиная с Пушкина.

Однако вообще изучение русского уголовно-арестантского жаргона, история отечественного криминального сообщества — вовсе не эпизод в моей жизни. Это и есть моя жизнь. И поэзия ей не мешает. И она не мешает серьёзной поэзии. Скорее, они дополняют друг дружку.

Я 18 лет работал в областной газете для осуждённых. Когда я её редактировал, называлась она «Тюрьма и воля». За это время я успел понять, какое это удивительное сокровище — русский уголовный жаргон, насколько он богат. Ведь именно в нём, в отличие от литературного языка, сохранилась процентов на 60 народная лексика «Толкового словаря» Владимира Даля. Он впитал в себя историю, быт, психологию русского народа. Это — истинно народный «низовой» язык, который ещё ждёт своего настоящего исследователя.

К сожалению, у нас практически нет специалистов в этой области, равно как нет ни одного нормального словаря русского жаргона. Всё, как правило, профанация.

У меня вышло несколько книг на эту тему, в том числе сборник этимологических очерков «Жемчужины босяцкой речи», сборник классических уголовных песен с примечаниями и историческими комментариями, «История профессиональной преступности в Советской России»…

«Фауст», да не тот…

7С:— А как же поэзия?

— Сейчас я снова вернулся к переводам. Нет-нет, не к блатным. Я перевожу «Фауста».

7С:— Что, переводы Пастернака или Холодковского уже не подходят?

— Ну, если говорить о «Фаусте» Гёте, то у нас нет ни одного достойного перевода, в том числе и пастернаковский имеет к оригиналу довольно отдалённое отношение. Однако я перевожу «Фауста» австрийского поэта Николауса Ленау. Ленау был молодым современником Гёте. Немецкий поэт умер в 1832 году, когда австрийский издал свой первый сборник стихов. Между тем оба «Фауста» вышли в свет с небольшой разницей — в середине 30-х годов XIX века. Поэма Ленау практически неизвестна в России, хотя это, на мой взгляд, совершенно замечательное произведение, в чём-то даже более близкое и созвучное современному читателю. Хотя «Фауст» Ленау более трагичен: верх над мятущимся учёным одерживает дьявол…

7С:— Но что же с исследованиями языка маргиналов? Или это теперь уже — в далёком прошлом?

— Ничего подобного. Сейчас готовится к выпуску уникальное издание — «Пословицы и поговорки блатного русского народа». С историческими, лингвистическими, фольклорными комментариями, иллюстрациями из блатных песен, мемуаров Ваньки Каина, народовольцев, узников ГУЛАГа, советских диссидентов, писателей — Солженицына, Шаламова, Домбровского, Довлатова, Алешковского и десятков других. В том числе, конечно, и живая речь арестантов, их собственные стихи, цитаты из тюремных газет…

Готовится к переизданию двухтомник о профессиональной преступности, «Тюремные байки», значительно расширенное издание «Жемчужин босяцкой речи». В общем, планов — громадьё. Сил бы хватило.

7С:— А поэтического сборника когда ждать?

— С этим пока не тороплюсь. Мои стихи выходили в общих сборниках поэзии. Вскоре выйдет ещё один такой — со стихами лауреатов Национальной литературной сетевой премии. Впрочем, можно уже подумать и об отдельном. Бог даст…

СЛОВО

О Слово бедное моё,

Зачем же рвёшься ты наружу?

Ты в сердце, словно в стену, бьёшь,

И мне всё хуже,

                       хуже,

                              хуже…

Тебе, конечно, нипочём

Запреты, нормы и устои:

О, как владеешь ты мечом –

Тем, что зовётся прямотою!

Тебе, конечно, всё равно,

Что выше правды есть законы:

Как зло на чёрном кимоно

Сияют жёлтые драконы!

Слепой удар останови,

Останови, пока возможно:

Ты не расскажешь о любви,

Вложи свой меч обратно в ножны

И глотку мне не раздирай,

Когда молчать необходимо!

Умри – как верный самурай,

Не переживший господина…

20 октября 2003г., РО.
.