rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Яндекс.Метрика

Генералы Родины: Биографии эпохи

Генералы Родины: Биографии эпохи

Во второй половине 70-х годов рядом с Кировским сквером, на улицах Журавлева, Пушкинской, Социалистической были построены ряд девятиэтажных жилых домов. В них расселялась элита города: работники партийных и советских органов, известные ученые, писатели... Эти дома отличались расширенными площадями квартир, их улучшенной планировкой. Их так и называли «дворянские гнезда». Выстроенные из белого кирпича они создавали «светлый фон» сквера. Они демонстрировали медленное движение страны к благополучию избранной части общества. Но одновременно являлись контрастом: так как недалеко находились еще неблагоустроенные дома, построенные в 19 веке. В угловом доме /Суворова-Журавлева/ жили два Почетных гражданина Ростова, два генерал-лейтенанта. Д.И. Рябышев и С.И. Горшков.

Не прошло и двух веков, а как изменилось время. И, пожалуй, больше всего стало другим оружием — ведь войны по своему двигают развитие техники, ее прогресс, а значит, и всю техническую цивилизацию.

Когда-то на валах Димитровской крепости стояли чугунные пушки, солдаты ходили с огромными ружьями и тесаками. Оружие времен Румянцева и Суворова давно хранится в исторических музеях.

Ратная жизнь боевых генералов 20-го века, говорит о том, что несмотря на весь прогресс цивилизации, война продолжает быть неизбежностью. И судьбы людей, живших на старой Покровской площади, а ныне на Кировском /Покровском/ сквере, яркий тому пример.

Дмитрий Иванович Рябышев родился 11 /23/ февраля 1894 года, когда жили ешь многие участники последней русско-турецкой войны, в которой блистал Скобелев — «белый генерал».

Биография Д.И. Рябышева является классической, воплотившей в себя все достижения социализма. Он родился в бедной казачьей семье, в хуторе Колотовка Цимлянского района Ростовской области. Еще подростком он испытал всю тяжесть подневольного труда на чужих людей. Это была лучшая школа его социального взросления. Поэтому, когда в 1915 году его призвали в армию, он на фронтах Первой мировой войны «нащупывал» дорогу к большевикам.

Во время Октябрьского переворота 2-й казачий донской полк, в котором он служил, оказался в Петрограде. Командование сомневалось в надежности казаков, решило отправить их на Дои, но казаки арестовали офицеров и отправили их в Петропавловскую крепость Конвой возглавлял Дмитрий Рябышев.

1 декабря 1917 года 22-летний Дмитрий вступает в РКП/б/и становится красногвардейцем в революционном Петрограде. Молодому коммунисту поручают ответственную работу — быть агитатором. Слова убеждения в то время значили многое, иногда они были сильнее оружия. Нужно было убеждать колеблющихся, а их было немало, вести за собой, показывать личный пример преданности делу восставшего народа. И здесь Дмитрий проявил неожиданные способности. Его работу заметили, и делегировали на Всесоюзный Съезд Советов, на котором молодой донской казак слушал Ленина. Затем в составе отряда трудового казачества Рябышев возвращается на Дон. Революционный Дон бурлил. Здесь схлестывались интересы разных сословий, классовая борьба проходила особенно остро. Шла организация и красных, и белых воинских частей. Красные казачьи отряды вели партизанскую войну на южном Дону, объединялись в более крупные части.

Так Дмитрий Рябышев попал в бригаду к Буденному. Был в начале командиром эскадрона. Утомительные стремительные переходы, разведка боем, горячие сабельные схватки... Не раз жизнь казака Рябышева висела на волоске.

В конце января 1919 года отдельная кавалерийская дивизия 10-й армии под командованием Думенко. его временно по болезни замещал Буденный, сражалась на Волге. В ней и служил Рябышев. Белые двигались к Царицыну и чтобы помешать этому наступлению дивизия прорвала фронт и устремилась в тылы противника в районе станции Котлубань. Во время этого рейда красные казаки громили белогвардейские гарнизоны, нарушали связь, сеяли панику.

Вспоминает Дмитрий Иванович Рябышев: «Мы двигались всю ночь.

Рано утром оказались на подступах к Котлубани. Развернувшись в боевой порядок, нанесли по противнику удар с тыла. Казалось земля дрожала от богатырской поступи нашей конницы. Противник не мог оказать организованного сопротивления и побежал из Котлубани по большом дороге на юго-восток.

1-й полк, которым я временно командовал, замещая больного Литунова. действовал стремительно, как и другие части дивизии. Ко мне подскакал командир взвода Титов к крикнул:

— Смотрите, артиллеристы покидают позиции!

Действительно, между расчетами орудий, подготовившимся к отъезду, скакал на лошади офицер, отдавая какие-то распоряжения. Я приказал двум эскадронам обойти огневые позиции противника с флангов и сам поскакал напрямую к офицеру.

Артиллеристы увидели, что их окружают, и стали сдаваться в плен. Бросив наган, поднял руки и офицер.

— Ну вот, что, господин офицер, — крикнул я, осаживай своего дончака — разворачивайте орудия и бейте по белым!

— Не могу. — прошептал он бледными губами— я ведь…

— Потом разберемся! — перебил я его — а ну, живей! — Я выхватил из кобуры наган.

— Слушаюсь! — приложил руку к фуражке офицер и скомандовал: — батареи!.

Через несколько минут захваченные в плен артиллеристы открыли беглый огонь по вражеской коннице».

Бой, в котором участвуют крупные силы кавалерии с обеих сторон, представляют собой жуткую картину. Все движется, летит, мелькает. Опасность подстерегает со всех сторон, в любую минуту.

«Конница, вырвавшаяся на простор заснеженной степи, мчалась к городищу, где оборонялись наши стрелковые части. Впереди нас катилась лавина белоказачьей конницы генерала Попова. Красные пулеметчики не растерялись и длинными очередной били по кавалерии белых, Белоказаки резко повернули на Юг и поскакали вдоль линии обороны нашей пехоты, красные кавалеристы врезались в другой фланг противника.

В панике белоказаки помчались к Гурмаку. Но там стояли два наших бронепоезда. Перед катившейся лавиной врага выросла огненная стена. Вздыбились кони передних всадников. Белоказаки повернули назад и сошлись с нами. Началась яростная рубка. В горячке боя я вырвался вперед и оказался один среди белоказаков. Сам рубил и едва успевал отбивать удары неприятелей. Ко мне на помощь подоспели бойцы полка. Увидев удиравшего офицера, я погнался за ним. Птицей летела моя лошадь. Но и конь офицера мчался быстро, казалось, едва касался ногами земли.

Я пригнулся к луке седла, пришпорил свою лошадь. Засвистел ветер в ушах... Все ближе офицер. Чувствуя, что ему не уйти, он оглянулся, выхватил наган и произвел выстрелы. Взвизгнули пули над моей головой...

Повернувшись вправо, я увидел поблизости Семена Михайловича Буденного. Он прокричал:

—Обернись, Рябышев?

В долю секунды я успел уклонится от удара занесенной над моей головой вражеской шашки... Казак проскочил мимо. На него налетел ординарец Буденного и зарубил его. Через минуту-другую мне удалось настигнуть офицера, я свалил его на землю. Кочне подъехал Семен Михайлович. Он строго и заботливо предупредил меня:

— Нельзя так увлекаться, дорогой!.»

В Первой Конной армии росло командирское мастерство Рябыщева. Он командовал двумя бригадами — в дивизиях О.И. Городовикова и А.Я. Пархоменко.

Высшей боевой наградой Советской Peспублики был в то время орден Красного Знамени. Свою первую такую награду Дмитрий получил в боях под Светово 19 декабря 1919 года. Реввоенсовет отмечал в своем приказе беззаветную храбрость кавалериста. Любой бой требует мужества, выдержки, служба в кавалерии усиливает эти качества. Здесь храбрость, напор нередко решают судьбу сражения.

Гражданская война закончилась, но ее волны еще долго «гуляли» по Югу страны. За бой с махновцами 2 января 1924 года в районе села Бузовского Рябышев получил 2-й орден Красного Знамени. Дерзкой атакой его 42-я бригада опрокинула противника, хотя значительно уступала ему в численности. Захватила около 200 пленных и 30 пулеметов. А когда в бой включились основные полки 14 дивизии, конники, возглавляемые Рябышевым, добили врага, взяв в плен еще 1000 человек и богатые трофеи, одних пулеметов — 75. К 10-летию первой Конной армии Дмитрий Рябышев был награжден 3-м орденом Красного Знамени. И опять — за беззаветную преданность, героизм и личную храбрость».

Будущие маршалы страны, самые прославленные военачальники имели по 4 ордена Красного Знамени. За участие в Гражданской Бойне, Рябышев не был крупными известным командиром и руководил не армиями, а всего-навсего бригадой /полком/. Его три ордена — признание личного мужества и героизма.

В 1966 году С.М. Буденный приезжал в Ростов на открытие своего бюста /он стоит на Пушкинской и Буденновском/. На встречу с командармом собрались старью боевые товарищи. В президиуме рядом с Буденным сидел Д.И. Рябышев, тогда уже генерал. «Бойцы вспоминали минувшие дни и биты, где вместе рубились они»…

В 30-е годы Дмитрий Иванович Рябышев настойчиво овладевает военными науками. В 1935-м он закончил военною Академию имени Фрунзе. Перед войной, в !940-м он был уже в звании генерал-лейтенанта.

Великую Отечественную Рябышев встретил в Юго-Западном военном округе. Он командовал тогда 8-м механизированным корпусом. В конце 30-х, оглядываясь на опыт войны в Испании, военное руководство расформировало танковые армии и мехкорпуса. Зато идею массированных ударов танковыми клиньями, разработанную Тухачевским, взяли на вооружение фашистские стратеги. Когда Генштаб «опомнился», было потеряно много времени. Мехкорпуса, созданные перед самой войной не были укомплектованы полностью.

Несмотря на это, командованию Юго-Западного фронта удалось собрать свои силы в кулак и успешно контратаковать противника. В этих ударах принимал участие и корпус, возглавляемый Д.И. Рябышевым. Здесь советские войска противостояли танковой армии Клейста. На других участках огромного фронта труппы армий «Север» и «Центр» добились больших успехов в самые первые дни войны, вклинившись вглубь территории республик Прибалтики, Белоруссии на 180-250 километров всего за два-три дня.

На Юго-Западном направлении наши войска сумели остановить продвижение противника и задержать его наступление до 1 июля.

Вот как описаны эти сражения в Истории Великом Отечественной войны. «23 июня в районе Луцк-Броды-Ровно развернулось самое крупное в начальный период войны сражение, в котором с обеих сторон участвовало около 2 тысячи танков. В ужесточенным боях наши войска при поддержке авиации нанесли противнику большой урон и задержали его на целую неделю. Замысел врага — окружить главные силы фронта в районе Львова были сорваны».

Обычно, говоря о начале войны упоминают наступление гитлеровцев. То, что произошло в Западной Украине в первые дни войны, было совсем нехарактерно: крупные встречные танковые сражения. Здесь свое боевое крещение /теперь уже в Великую Отечественную/ получил Дмитрий Иванович Рябышев.

Когда-то в Первую мировую он воевал на коне в этих же местах, в Галиции, теперь он пересел на «железного» коня. Здесь взошла слана наших знаменитых тридцатьчетверок, средних танков — Т-34, лучшего танка Второй Мировой. Их еще было немного, но на таких наши танкисты творили чудеса. Но силы были неравными. Собранные в мощные клинья, опьяненные успехами крупных побед в Европе, получившие огромный военный опыт, использовавшие фактор внезапности, нарушив связи в нашем тылу, гитлеровские соединения теснили наши части, окружая тех, кто сопротивлялся особенно упорно.

25 июня наши танкисты нанесли крупный контрудар под Бродами. Рябышев руководил боями из своей «тридцатьчетверки». Вот лишь один эпизод тех горячих дней. «29 июня в первой половине дня я на танке Т-34 выехал на командный пункт 7-й мотодивизии, где гитлеровцы наиболее активно вели наступление. В это время до 20 танков противника прорвались в глубь нашего расположения и завязали бой. Мой танк угодил в гущу немецких машин. Вижу справа в метрах ста немецкий танк — T-III наводит пушку на наш танк. Но экипаж уже раньше меня заметил это и упредил врага. С первого выстрела, подбив его. Вся группа немецких танков была полностью уничтожена. Но и наши танкисты понесли значительные потери».

Советским танкистам не хватало горючего. Тогда они закапывали танки в землю и продолжали сражаться.

В одном из боев машина командира корпуса была в такой переделке, что экипаж после боя насчитал 16 прямых попаданий снарядов, башню заклинило, ствол пушки был поврежден. Рябышев пересел на тяжелый танк КВ. Пробиваясь из окружения в ночном бою 29 июня 6 наших тяжелых танков КВ и тридцатьчетверки уничтожили 40 немецких танков. Сами же вышли без потерь!

В тех сражения в самом начале войны командование не давало звания Героев Совестного Союза, награждали только в отдельных случаях — показательно. Слишком безотрадна была общая картина. Но сколько неизвестных героев сложили свои головы в приграничных сражениях!

Соединения 8-го механизированного корпуса, под командованием Д.И. Рябышева разгромили 4 мотоциклетных и 5 пехотных батальонов, подбили более ста орудий разных калибров, сожгли более 150 танков, сбили 9 самолетов, уничтожили несколько тысяч солдат и офицеров противника, 300 взяли в плен. Но и наши потери были значительными. Корпус потерял 96 танков, из них: КВ-3, Т-34—18, 75 танков старых типов. Особенно много потеряли артиллерии — не было авиационного прикрытия с воздуха. 635 человек погибло, ранено — 1673.

После приграничных сражении Д.И. Рябышев участвовал в боях на Днепре, под Киевом, Харьковом, оборонял Донбасс, воевал на Воронежском направлении. Во многих тех боях советские войска терпели неудачи и поражения. Но в них Рябышев и другие командиры приобретали боевой опыт, широкий оперативный кругозор. Он командует 38-й армией, с августа по октябрь 194J — Южным фронтам. Затем 57-й и 28-й армиями. Только за один год войны он сменил 5 высоких командных постов — так быстро менялось положение на фронтах. 3 июля 1942 года его вызывают в ставку, он сдает командование 28-й армией. Он полностью испил горькую чашу тяжелейших оборонительных боев, попадал в окружение, отступал. Но зато и полностью познал радость наступлений и побед.

Во время наступления Советской армии, он проходит тот же самый путь, но теперь уже в другом направлении — на Запад. Дмитрий Иванович был четыре раза тяжело ранен: осколком снаряда в голову, пулями навылет в грудь, в ногу и руку с переломами костей. Он кавалер трех орденов Ленина, 5 Красного Знамени, ордена Октябрьской Революции, Богдана Хмельницкого 1-й степени, Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, многих медалей и ряда иностранных орденов.

Дмитрий Иванович Рябышев прожил 91 год, умер в 1985-м. Его жизнь вобрала в себя целую эпоху, активным участником которой он был. Он автор ряда воспоминаний и книг: «Первый год войны» /M., 1990/, «Выросли мы в пламени» /Ростов-на-Дону, 1979/, «В огне боев» /Ростов-на-Дону, 1972/.

Сергей Ильич Горшков родился на Дону, в Хоперском округе Войска Донского, в хуторе Ольшанка прошло его детство. В 1902 году, как говорили раньше, у него была воистину боевая юность. Мальчишкой мечтал стать военным и само время помогло осуществить заветную мечту. На кавалерийские курсы в Борисоглебске он пришел по комсомольской путевке. В девятнадцать лет получил высшую награду Родины страны — орден Красного Знамени — за бои с бандами Антонова и других вооруженных отрядов, которых особенно много было на Юге. К этому времени Сергей Горшков был уже коммунистом. Зятем учеба в военных заведениях, работал на командных должностях.

Великую Отечественную Сергей Ильич встретил в звании полковника, командиром 206-й стрелковой дивизии. Ему пришлось воевать на одном на самых сложных участков — оборонять Киев. Сражение за столицу Украины было одним из самых крупных в 1941 году. Здесь наши войска потерпели серьезное поражение — были окружены в огромном котле у Днепра. Это случилось потому, что не был вовремя отдан приказ об отводе войск, когда окружение было очевидным. Сталин решил защищать Киев до конца.

Уже в этих боях дивизия, которой командовал Горшков, сражалась доблестно. На 8 августа 1941 года руководство фашистской Германки и ее военачальники наметили провести торжественный парад в столице Украины. В этот лень бойцы 206-й дивизии стремительным ударом отбросили гитлеровцев на своем участке фронта на 15 километров.

Вместе с другими воинскими соединениями 7-го стрелкового корпуса, в составе которою находилась дивизия Горшкова, наши бойцы попали в окружение. 206-я с тяжелыми боями пробила вражеское кольцо и вышла из окружения. В этих боях Сергей Ильич проявил личное мужество, увлекая солдат за собой. В начальный период войны, когда наши войска терпели поражения и отступали, старшие офицеры редко получали награды. Но Горшков был награжден за бои под Киевом вторым орденом Красного Знамени.

В конце 1941 года он командует 15-й Донской казачьей кавалерийской дивизией, сформированной из ополченцев в Сталинградской области. Много сил уделяет Горшков подготовке новой дивизии к боям. И уже через месяц первых сражений она получает звание гвардейской.

Входя в состав 17-го казачьего корпуса 15-я дивизия летом 1942 года прикрывает Ростов со стороны Азовского моря. После падения Ростова, 28-29 июля вела бои на рубеже реки Кагальник. Позже, отойдя под натиском превосходящих сил противника южнее, успешно обороняла станцию Ходыжескую. По распоряжению командующего фронтом маршала Буденного 18 августа 1942 года Горшков объединяет все разрозненные части 32 стрелковой дивизии в этом районе и возглавляет 11 гвардейскую Донскую Казачью кавалерийскую дивизию. Движение немцев, рвущихся к Черному морю было приостановлено. Его дивизия прикрывает Туапсинское и Лазаревское направление и сражается с отлично вооруженными и экипированными для боев в горах альпийскими частями фашистов.

Это были напряженнейшие дни битвы за Северный Кавказ. С.И. Горшков 21 августа за бои в предгорьях Кавказа получает орден Ленина и звание генерал-майора.

После стабилизации фронта 11-ю дивизию перебрасывают на Закавказский фронт. Она входит в его Северную группу войск. А затем вливается в состав 5-го Донского казачьего кавалерийского корпуса.

В начале января 1943 годи части, которыми командует Горшков, прорывают фронт в районе Моздока и переходят в наступление. Цель ясна — впереди Ростов. Все усилия наших войск в это время были направлены на освобождение Ростова, чтобы помешать отступлению вражеских войск с Кавказа. За ними в кольце, на берегах Волги, находится группировка Паулюса.

Заснеженная степь, бездорожье. Нарастает сопротивление противника, прекрасно понимающего, к чему может привести натиск наших войск.

Острие удара конно-механизированной советской группы, двигающейся с Юга направлено на Батайск. Особенно яростное сопротивление фашисты оказывают, защищая Егорлыкскую — «ключ» к Ростову. Как когда-то в 1920-м году здесь происходит важнейшие события. Только тогда красные двигались с севера, а сейчас красная армия атакует врага с юга. Победа под Сталинградом вдохновляет наших солдат.

7 февраля 1943 года части Горшкова вышли к Дону. На следующий день они штурмуют Нижне-Гниловскую. Через неделю Ростов освобожден от оккупантов. За эту операцию 11-я дивизия становится Краснознаменной, ее командир также получает орден Красного Знамени — третий.

В 1944 году генерал Горшков возглавляет 5-й гвардейский Донской казачий кавалерийский корпус. Слава этого соединения основана на доблести казачьих войск. 32 тысячи воинов корпуса были награждены орденами и медалями СССР. И командир всегда подавал пример мужества, стойкости и отваги. Даже будучи тяжело раненным в ногу и руку он не сложил командования. Под Одессой руководил боями, двигаясь на костылях.

Новую славу корпусу принесло участие в знаменитой Яссо-Кишиневской операции. Конно-танковая группа Горшкова прорывает фронт и начинает громить тылы врага. Разгром этой крупной группировки фашистов, в котором участвовали и воины под руководством донского генерала Горшкова приводит к освобождению Молдавии. Открывается путь в Румынию, Болгарию, Венгрию. За эти бои С.И. Горшков получил звание генерал- лейтенанта и орден Кутузова 1-й степени.

Дальнейшие боевые дороги связаны также с одним из крупных сражений теперь уже конца войны — взятием Будапешта. 5-й Донской корпус входил тогда в состав 3-го Украинского фронта. 20 января 1945 года в дни решающих сражений за Будапешт Военный Совет фронта передал по радио обращение к Донскому корпусу: «Товарищи казаки-гвардейцы! Красная армия в последние дни развернула решительное наступление. Взяты города: Радом, Ченстихов, Варшава. Краков и другие. Фронт противника прорван на сотни километров, и наши подвижные силы, выйдя на простор стремительно продвигаются к границам Германии и уже ведут бои в Восточной Пруссии. На нашем фронте после неудачной попытки прорваться к Будапешту с севера, враг пытается пробиться к нему с юга. Несмотря на огромные потери, наносимые ему нашими войсками, он продолжает рваться к своей окруженной группировке в Будапеште.

На вас военный Совет возлагает почетную и решающую задачу — уничтожить рвущихся к Будапешту фашистских бандитов.

Донцы-гвардейцы! От вашей стойкости и упорства в бою зависит успех сражения...»

За бои под Будапештом, в которых успешно участвовал корпус Горшкова, соединение получает почетное наименование «Будапештское». С.И. Горшков вместе со своим корпусом закончил войну в Альпах. Генерал Горшков сочетал в себе талант командира и личную храбрость. О нем и его казачьих полках писали в очерках, записках, воспоминаниях М. Шолохов, К. Симонов, В. Закруткин, маршал И. Баграмян. 3-ю часть своей трилогии «Сказание о казаках» Д. Петров-Бирюк посвятил 5-му Гвардейскому Донскому казачьему Кавалерийскому корпусу.

С.И. Горшков награжден 2 орденами Ленина, 4 — Красного Знамени, орденом Красной Звезды, Кутузова 1-й степени, Суворова 2-й степени, Богдана Хмельницкого 2-й степени, многими медалями, а также орденами Польши, Румынии, Венгрии, Англии.

Он умер 30 июня 1993 года в возрасте 91 года.

Ореол славы выдающихся русских военачальников, воевавших под крепостью Димитрия Ростовского и на землях, которые она прикрывала: на Кубани, в Приазовье, Крыму: Миниха, Ласси, Суворова, Румянцева, Прозоровского, Сенявина, Ушакова, Потемкина, Платова — высвечен подвигами генералов нового времени.

В. Смирнов. «Кировский сквер»
.