rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Яндекс.Метрика

Пролилась рабочая кровь!

Пролилась рабочая кровь!

В Ленгородке, по праву именуемом ростовской Пресней, немало памятных мест, связанных с революционной борьбой ростовского пролетариата. Вот одно из них: дом №3 на Депутатской улице. Укрепленная на фасаде здания мемориальная доска сообщает: "В этом доме 4 марта. 1906 года проходило подпольное собрание большевиков. Здание было окружено полицией. В кровавой схватке были убиты 4 товарища, 6 ранены и 30 человек арестованы".

Подготовка, собрания велась с соблюдением строжайшей конспирации. Однако жандармский полковник Карпов узнал о нем и приказал приставу первого участка Зиферопуло:

- Ни один участник сборища не должен уйти. Живым или мертвым но взять необходимо всех, до одного!

В распоряжение Зиферопуло было выделено полусотни казаков и наряд полиции - около 200 человек.

В кромешной темноте, по пустынным улицам пробирались в воскресную парамоновскую школу социал-демократы для обсуждения важных общепартийных дел. К 9 часам вечера собралось человек 40 - 45. Среди них были большевики Городского и Темерницкого районов, рабочие Главных мастерских Владикавказской железной дороги, а также меньшевики. Собрание должно было рассмотреть два вопроса - о бойкоте Государственной Думы и о выборах делегатов на 1У-й объединительный съезд партии. Оба вопроса были крайне актуальными, и сложившаяся сложная обстановка, требовала незамедлительного решения.

Собрание проходило в темноте. На подходах к зданию были расставлены караулы. Главный пост был доверен испытанному революционеру Семену Сабинину.

Вначале выступали меньшевики. Затем слово получил большевик. Но он не успел и рта раскрыть, как раздался выстрел. Семен Сабинин закричал:

- Товарищи! Расходись, казаки!

Полицейские рассыпались вокруг здания, все выходы из него были перекрыты.

Но находившийся на собрании слесарь кроватной мастерской Иван Дмитриевич Ченцов не растерялся.

- Товарищи! За мной! - крикнул он, - и выпрыгнул в окно. Его примеру последовал рабочий гвоздильного завода Михин, за ним потянулись другие.

Человек 20 смогло убежать, хотя жандармы дали по ним несколько залпов. Остальным не удалось скрыться из школы и они притаились в классных комнатах, библиотеке. Однако затишье длилось недолго. Казаки, не настигнув убежавших, вернулись к школе и дали винтовочный залп в окно. Упал замертво сраженный руководитель Темерницкой организации Никифор Николаевич Алексеев. Послышались стоны раненых. Освещая себе путь факелами, в здание ворвались вооруженные каратели. Началась жестокая расправа. Обойщику вагонного цеха железнодорожных мастерских Андрею Карповичу Карпову казак рассек шашкой голову.

Отшвырнув ногой мертвое тело, он нанес удар Михаилу Антоновичу Щумному - жестянщику вагонного цеха. Но к счастью, шашка соскользнула, не причинив ему особого вреда. С остервенением нанося удары, душители свободы не пощадили и девушек. Мертвому Алексееву в руку сунули револьвер, заряженный четырьмя патронами. а возле положили стрелянную гильзу.

Возглавлявший эту разбойную операцию Зиферопуло приказал:

- Выходи по два!

У школы выстроились зверски избитые, замученные люди. Из помещения вынесли двух убитых - Алексеева и Карпова и 8 человек раненых: Моисея Ступака, Андрея Пташкина, Василия Иванова, Семена Крамарова, Ивана Каменского, Татьяну Улитину, Петра Глухова и Артема Устинченко. По дороге в тюрьму Глухов и Устимченко скончались.

Среди арестованных на подпольном собрании были Сергей Белянин, Алексей Бондаренко, Кирилл Гладков, Алексей Гончаренко, Антон Гончаренко, Аким Грибанов, Ефим Гудин, Иван Горбылев, Василий Иванов, Иван Каменский, Сильвестр Кислов, Филипп Когтиев, Иван Корякин, Иван Крамаров, Семен Крамаров, Петр Краснов, Василий Кривошеев, Луганский, Николай Мартынов, Федор Мищенко, Тихон Незнамов, Иван Новиков, Пимен Павленко, Андрей Пташкин, Григорий Священко, Моисей Ступак, Иван Фукомов, Андрей Фильчагин, Александр Филимонов, Борис Чеплиев, Михаил Шумный, Сергей Шевелев, Иван Щедрин, Наталья Снешкова, Елена Башлыкова, Татьяна Улитина, Нюся Морозова.

На следующий день большевики выпустили прокламацию: "Пролилась рабочая кровь!" - говорилось в ней. Рассказав о зверской расправе с рабочими, прокламация призывала трудящихся бойкотировать выборы в Думу. 18 и 21 марта вновь появились большевистские листовки. В одной из них писалось: "Настанет момент, и мы снова выступим открыто, снова возьмемся за оружие и тогда увидим, кто победит!"

Расследование длилось полгода. Арестованным была предъявлена 273 статья, грозившая 8 годам каторжных работ. Следствие выясняло, кто стрелял первым - казаки или революционеры. Полицейские утверждали, что первым выстрелил большевик Алексеев. Но арестованные доказали, что гильза, валявшаяся возле Алексеев была другого калибра. Сфабрикованная фальсификация провалилась.

Революционеры были освобождены. Однако время, проведенное в тюрьме, не пропало даром. Вот что рассказал мне Михаил Антонович Шумный:

- Камера №72, в которой я сидел, была рассчитана на 4 человека, однако в ней находилось 12 человек. Спали на полу. Так было во всех камерах. Тюрьма была переполнена, только политических сидело тогда около 600 человек. Но мы не теряли времени зря. У нас была организована систематическая учеба. На каждый день составлялся план занятий. Сегодня, скажем, лекция по полит-экономии, или беседа о рабочем движении на Западе, или изучение Программы и Устава партии. Проходили мы и общеобразовательные предметы - естествознание, астрономию, литературу.

Надо сказать, что тогда в Ростовской тюрьме сидело немало партийных пропагандистов, людей широко образованных. Бот они-то и читали нам лекции. Как это делалось?

В каждой камере был староста. В моей камере, например, старостой был Моисей Ступак. Вот он-то и оповещал нас о занятиях. На прогулке договаривались с лектором и брали его в свою камеру, а в его камеру шел кто-либо из нас. А на следующей прогулке шел размен. Надзиратели ни разу ничего не обнаружили - их интересовало только количество. Ушло на прогулку, скажем, 12, и вернулось 12. Значит, все в порядке.

Мы на занятиях вели конспекты. Отсутствовавший товарищ знакомился с содержанием лекций по конспектам. Занимались мы Упорно, с большой охотой. И в результате, малограмотные пареньки возвращались из тюрьмы политически подкованными, с немалым запасом знаний.

И. Гетузин. Страницы ростовской летописи
.