rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Яндекс.Метрика

Язык оккупации

Язык оккупации

     Хальт, хендс хох, форвертс, цурюк, вайте, вэг. шнель, ком, шнацирен, арбайтен, руссише швайн, ферботен, аусвайс, панирен, их бин никс юде, их бин кранк, яволь, фюр дойч, Хайль Гитлер, Сталин капут, Гитлер капут, аллес капут. По-русски это «стой, руки вверх, вперёд, назад, дальше, пошел, быстрее, давай, гуляй, иди, работай, русская свинья, это запрещено, предъявите паспорт, документ, я не еврей, я болей, слушаюсь, только для немцев, да здравствует Гитлер, Сталину конец, Гитлеру конец, всем конец» (в зависимости от ситуации).

     Вoт минимум слов и выражений, которые ОБЯЗАТЕЛЬНО надо было знать любому русскому, от ребёнка до старухи, чтобы выжить в немецкой оккупации. Незнание часто влекло смерть. Бросается в глаза, что этот набор представлял собой только угрозы и команды как бы для понукания животных или спасительные оправдания типа «я не еврей», «я болен».

     Кроме того, в обиход населения вошли многие десятки и даже сотни других немецких слов и целых выражений! В частности, прижилось обращение «герр» (господин), которое русские переделали на «хер» и с удовольствием обращались так к немцам: «хер майор, хер официр». Немцы подмены не заметили.

     Друг к другу русские в оккупации обращались «пан» и «господин». Быстро возник дикий смешанный русско-немецкий волапюк, на котором победители и побеждённые оживленно общались друг с другом. Появились русско-немецкие неологизмы. такие как «фриштыкать» (завтракать), «дринькать» (выпивать), «арбайтать» (работать), «копать» (идти), «прикомать» (прийти), «вэкать» (подгонять). Появились даже целые стихотворения и поговорки на этом новом смешанном «языке»: «Майне кляйне поросенок вдоль по штрассе пробежал...» или «Ком, паненка, шляфтен, дам тебе часы, сало унд махорку, а ты скидай трусы...». Или вот какое замечательное лирическое стихотворение в духе времени:

     «Я тебя искала. Чому ты не пришов?

     Вассср с неба капал. Нах хаузе пошёл.

     Прикомаешь ты морген и скажешь «либе дих».

     Мене не будет дома. Ду зробишь ком цурих?»

     Подумать только. И это всего за считанные месяцы оккупации!

     Немцы поощряли знание своего языка. В разрешённых оккупантами русских четырёхклассных школах и двухклассных училищах изучение немецкого языка составляло львиную долю учебного времени. Немцы прикидывали, что лет через семьдесят русские вообще -забудут язык Пушкина, равно как и самого Пушкина (а также Толстого, Достоевского, Чехова, Куприна, Некрасова, Крылова, Гоголя и вообще всех своих писателей). Все уцелевшие и во всех смыслах раздавленные русские обыватели перейдут на упрощённый немецкий, а «великий и могучий» будет доживать свои дни в медвежьих углах Зауралья или Заволжья.

     Для настоящих советских фронтовиков гортанные звуки немецкий речи остались неприятными на всю их оставшуюся жизнь. «Собачий язык», - говорили они совершенно искренне. Для всех, кому сегодня больше 40 лет, немецкая речь уже не столь ненавистна, но всё равно в первую очередь невольно вызывает мысль о немецких маршах. А вот сегодняшняя молодёжь связывает немецкий язык только с ритмами «Рамштайна» и с немецкой порноиндустрией, откровенной, грубой, но самой жизненной и демократичной (героинями выступают не равнодушные глянцевые модели с силиконовыми грудями, а трогательные толстушки, дурнушки и просто обыкновенные женщины из народа). Но может быть, это и лучше, когда в головах нет никакой войны, ненависти и крови, а только хорошая музыка и хороший секс?

В. Вареник
Ростов и ростовцы. После 17-го года

 

.