rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Культура — высокая и бытовая

     К профессиональным и торгово-экономическим связям прибавились Нахичевани связи культурные.

     Получив высшее образование в Москве и вернувшись в родной город, имея некоторый опыт участия в любительских спектаклях, Т. Адамян, С. Тигранян и М. Кушнарян создали первую любительскую театральную труппу. Любительской режиссурой с увлечением занялись братья Арцатбаняны. Так, уже в 1830 году в нескольких городских училищах, а также в частных домах, имевших большие залы, ставились пьесы на армянском языке актерами Т. Адамяном, С. Тиграняном и М. Кушнаряном.

     В город на гастроли неоднократно приезжала труппа артистов из Константинополя под руководством Товмаза Фасулджяна. Одним из ведущих актеров был армянский трагик Петрос Адамян, который представлял собой крупное явление не только в национальном, но и в мировом театральном искусстве. Эта труппа ставила спектакли по комедиям Мольера, трагедиям Шекспира, по пьесам армянского драматурга Сундукяна «Хатабала» и «Ночью чихнуть — к добру». Огромное влияние на культурную жизнь города оказал тогда актер без преувеличения мирового уровня Петрос Адамян. После отъезда из Нор-Нахичевана труппы Фасулджяна Адамян оставался еще некоторое время в Нахичевани, продолжая играть в любительских спектаклях. Петрос Адамян сумел в короткий срок собрать небольшую любительскую труппу из одаренных актерски нахичеванцев, чтобы давать спектакли.

     Петрос был очень вдумчивым артистом, много работавшим над собой и каждой своей ролью, много читающим, образованным. Он увлекался живописью, любил набрасывать рисунки карандашом, а иногда писал маслом «образ» героя, которого должен воплотить на сцене. Упорно, но и успешно работал над языком своей роли, удаляя из нее все неблагозвучные слова с большим количеством согласных звуков и заменял их синонимами, по возможности более короткими и с большим количеством гласных, вот почему его выступления поражали певучестью и звучностью армянской речи. Каждая такая замена всегда была осторожной и не искажала замысла автора. Спектакли любителей не были частыми, актеры выступали обычно бесплатно, и, проживая в Нор-Нахичеване, Петрос Адамян не мог зарабатывать на жизнь актерской работой и практически нуждался, поэтому он вынужден был зарабатывать себе на хлеб живописью. У него хорошо получались портреты и картины, которые охотно покупали нахичеванцы. Выкроив свободное время, он изучал французский и итальянский языки, знакомился с европейской литературой.

     Репертуар актера был самым обширным — от мелких ролей в одноактных спектаклях до Отелло и Гамлета в трагедиях Шекспира, Арбенина в «Маскараде», Чацкого в «Горе от ума» и других. После выступлений в течение целого сезона в Нахичевани он совершал турне по различным городам России, его могли видеть на подмостках театров в Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, Саратове, Харькове, Полтаве, Таганроге, Тбилиси, Кишиневе, Яссах, Константинополе.

     В Нахичеване он выступал в 1882, 1884 и 1885 годах, уже будучи знаменитым актером. Адамян был доволен Нор-Нахичеваном и в одном из писем писал: «О себе могу лишь сказать, что как человек искусства я встретил здесь прекрасный прием. В Тифлисе к нам относятся, как к слугам. Здесь же я ощущаю, что чего-то стою, что меня ценят как главу и учителя любительской театральной труппы, состоящей из весьма достойных молодых людей».

     В музее литературы и искусства города Еревана до сих пор экспонируются его картины, среди которых имеются портреты героев из трагедий Шекспира «Король Лир» и «Гамлет», написанные его рукой и разрабатываемые им для спектаклей.

     И все же в городе была и своя культурная жизнь. Так, нахичеванцы любили слушать своих известных гусанов (исполнителей песен собственного сочинения): Карапета Ерканяна, Овакима Мадосяна, а так же Агабали, который сочинял и пел свои песни в сопровождении струнного инструмента — шархи. Некоторые песни надолго сохранились в памяти горожан — «Песня о самоваре», «Сегодня я пойду к любимой», «Брови подобны трехдневной луне».

     В это же время в Нахичеване можно было наблюдать, как на фаэтоне разъезжали по улицам и играли зурнадчи (музыканты, играющие на национальном инструменте — зурна) «мелодию Огана Хачатура», «мелодию Овакима Бараши», а следом за фаэтоном с зурнадчами ехали развеселившиеся купчики или молодежная компания.

     Постепенно вместе с одеждой изменился привезенный из Крыма образ жизни нахичеванцев. С сожалением современники отмечали, что «оскуднело нахичеванское гостеприимство». Однако стойко сохранились семейные традиции, ее внутренний уклад, быт и нравы.

     К концу XIX века светские нахичеванские салоны ничем не отличались от петербургских или московских, несколько превосходя ростовские. Вот отчего именно в Нахичевани проводил свои музыкальные вечера Сергей Рахманинов, гостил у нахичеванцев.

Багдыков М. Г., Багдыков Т. М., Багдыков Г. М.
Книга «Арутюн Халибян»

 

.