rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Городские ремесленники

     Основными занятиями нахичеванцев были торговля и ведение ремесленнической деятельности. Выгодно используя предоставленные Екатериной II льготы, а также местные условия жизни, купцы Нахичевана организовывали не только в своем городе, но и в Ростове-на-Дону, в центральной России, на Кубани и Тереке, в городах Екатеринодар (ныне Краснодар), Ставрополь, Таганрог, Азов и Ейск торговые пункты по закупке местных товаров и продаже зерна, шелка, кожи, сала и иных товаров. Городские ремесленники занимались производством шелковых, шерстяных, кожевенных и прочих товаров.

     Со временем создавались ремесленные цеха, в которых на собранные средства оказывалась помощь больным, инвалидам и нетрудоспособным членам цеха.

     Во главе таких цехов обычно стоял главный мастер, который назывался голова или староста.

     Купцы также создали свой цех. Они выбирали своего старосту сроком на три года. Цеха напрямую подчинялись магистрату.

     В 1836 году был введен закон для вновь прибывших ремесленников в городе, которые должны были внести в казну города определенную сумму. Так, кожевник вносил двадцать рублей серебром, столяр — десять рублей, скорняк — рубль, подмастерья — 50 копеек. Постепенно в городе стало развиваться крупное предпринимательство.

     В 1842 году мясники любезно обязались ежемесячно вносить в пользу города за каждого забитого барана одну копейку, а за крупный скот — один рубль. Те, кто пытались скрыть свои доходы, обязаны были вносить двойную сумму повторно. В случаях обнаружения обмана мясника лишали права заниматься ремеслом. Нор-Нахичеван по своей экономической мощи уже к 1840 году опередил такие известные города, как Херсон, Николаев, Мариуполь и ближнего соседа — Ростов-на-Дону.

     Чалхушьян в своей книге о развитии торговли в Ростове-на-Дону пишет: «Город Ростов оглянуться не успел, как оказалось, что у нахичеванцев вдвое больше земли, а торговых точек вдесятеро больше. Деловая хватка, коммерческий напор нахичеванцев экономически поработили численно физически более сильного соседа Ростов. Мелкая или магазинная торговля в розницу была в жалком состоянии, и цены были столь высокими, что, несмотря на большие заработки, покупательская способность была низкой». Далее он пишет: «Старожилы помнят, в каком экономическом рабстве находился Ростов у соседнего города Нахичевани. Помнят, что здесь нельзя было найти самых обыкновенных товаров, необходимых в жизненном быту». Многие, еще в 90-е годы XIX века помнили, что если приходилось брать что-либо пудами или мешками, ездили в Нахичевань. Высвободился Ростов из этой зависимости с помощью тех же нахичеванцев, построивших магазины со складами в Ростове. В начале 40-х годов XIX века нахичеванцы стали строить лавки на левом берегу Дона. Там они перекупали все продукты, шедшие в Ростов из Задонья, а потом уже с наценкой сбывали на ростовском базаре. Таким образом, стоимость продуктов первой необходимости ползла вверх.

     В 1850 году в Нахичевани действовало 35–40 цеховых организаций. Промышленность стала появляться на базе ремесленных цехов. Ремесленные мастерские постепенно расширялись, применяя механизированный труд, и переросли в мелкие фабрично-заводские предприятия.

     В 1846 году Новороссийский генерал-губернатор запретил нахичеванцам строить лавки против Ростова, также были снесены лавки на левом берегу Дона. По объему торговли и промышленному производству, по благоустройству город стал третьим в стране и первым в южной России.

     Рыболовство в 1840-х годах носило характер самообеспечения. Рыболовный промысел делается значительным с 1840-х годов. До этого времени Дон одевал, кормил, но не обогащал. Река Дон была богата таранью, сельдью, сазаном, рыбцом, бычком, красной рыбой — осетром, белугой, стерлядью. В зависимости от места рыбу ловили неводом и разными большими и мелкими сетями. Высококачественную красную рыбу — осетра, белугу, стерлядь — промышляли ловушками. Эта рыба изобиловала в Азовском море и устье Дона. Из осетровых готовили балыки, выделывали филейные части и их вялили.

     Как купец А. П. Халибян имел в Константинополе постоянную торговую контору по продаже рыбы и черной икры.

     С 1830-го по 1840-е годы в Нахичевань из-за границы, в частности из Голландии, были приглашены специалисты, которые обучали рыбному промыслу, технологии обработки рыбы. Роль рыбной промышленности в экономической жизни города Нахичевани была значительной. Рыба засаливалась, коптилась. Из рыбы получали икру, жир, клей, который применялся при освещении домов, улиц, а также в кожевенной и мыловаренной промышленности.

     Улов рыбы семейства осетровых в 1858 году достигал 7200 кг, или 450 пудов. На посол и вяление шла белая рыба — тарань, чебак, чехонь, сельдь. Было поймано 3000 штук стерляди и 2500 осетров, 3000 судаков. В 1858 году улов составил 100 тысяч штук. Город имел четыре рыбных завода. Сумма вырученных за продажу средств составила 8600 рублей.

     В донских степях выращивались великолепные овцы. Внедрение породистого овцеводства шло такими темпами, что за короткий промежуток времени к 1830 году 50 процентов ферм города имели уже породистых овец. Через 10 лет 40 процентов всего поголовья мелкого рогатого скота паслось в армянском округе. Что примечательно: в 1850 году — 50 процентов овец были испанской и других продуктивных пород.

     Нахичеванские бойни появились в городе еще в 1811 году. Располагались они севернее двух кладбищ — в овраге Безымянном. Там же постепенно образовался поселок, принадлежавший армянам-скотопромышленникам. Здесь самой природой были созданы благоприятные условия для проведения подобных работ. В балку можно было без труда загнать значительное стадо, а родниковые источники облегчали работу разделочным, шерстемоечным, салотопенным цехам, называемым салганами. Здесь же были построены хибары, в которых жили рабочие. Постепенно этот поселок стал называться Собачьим хутором, ныне это улицы Матросская и Клубная, что на Сельмаше, в районе областной больницы № 2.

     Сезон салганов (сальника) открывался 1 октября торжественным обрядом — выполнением традиционного ритуала с участием высшего руководства города. Устраивались пышные обеды в одном из салганов с участием всех слоев населения города. Громко звучала национальная музыка даул-зурна. Ежегодно, в течение двух месяцев забивалась и обрабатывалась часть овечьего поголовья. С каждой овцы получали жира на сумму до трех рублей, овчина стоила полтора рубля, мясо — рубль. Уже в 1862 году насчитывалось до 80 тысяч овец, с которых было получено сало на 250 тысяч рублей. Появились предприятия по производству воска, восковых свечей, мыла. Стала налаживаться заводская обработка туш овец, кожевенное производства, выделывался высококачественный сафьян. Из шерсти производились валенки и войлок, а из кишок изготавливали струны для музыкальных инструментов, оболочки для изготовления колбас. В 1830 году на трех заводах работал 81 котел. Ими было выработано кожи из 1150 шкур крупного скота, произведен красный сафьян из 3000 и черного из 1000 козьих и овечьих шкур, что вылилось в сумму 27 826 рублей.

     В 1830 году шкура крупного рогатого скота продавалась по 11 рублей за штуку, а обработанная — по 13 рублей. Красная козья шкура оценивалась в 2 рубля 50 копеек, а обработанная — в 3 рубля 50 копеек.

     После разделывания бараньих тушек на салганах ребятишки любили играть в гайданы (годж). Они собирали небольшие костные образования суставных поверхностей задних ног барана, которые легко помещались между большим и указательным пальцами правой руки. Каждой поверхности гайдана были даны названия: чик, пик, тала, арца. Подростки у заборов очерчивали кон, в котором выстраивали ряд гайданов. Игра заключалась в том, чтобы с расстояния 5–6 шагов от кона гайданом можно было разбить выстроенный ряд. Поверженные гайданы забирались победителем. Иногда поверх ряда гайданов накладывались монеты. Сброшенные монеты доставались победителю.

     У каждого мальчишки был свой излюбленный гайдан. Производились вращательные движения гайданом, дабы придать ему ускорение. Для того, что бы этот излюбленный гайдан был тяжелее, в его середине проделывалась дырка, в которую заливался расплавленный свинец или олово.

     После разделывания туши барана, освободившаяся мясная часть покупалась хозяйками. Из мяса приготавливались излюбленные в Нахичевани лакомства. Так, приготавливались бараньи язычки, их вялили или же мариновали, коптили. Копченый бараний язычок имел буро-алый цвет. Перед тем как его подать к столу, с него срезали аккуратно кожицу и острым ножом резали на тонкие ломтики. Изготавливали эрешкик — плоскую колбасу из копченного с чесноком бараньего мяса, со временем эрешкик стал называться суджук.

     Апухт готовился из плоской части лопатки и язычков овец. Куски, подлежащие копчению, мыли, очищали, солили, посыпали чесноком, тмином, а затем вывешивали вялиться на воздухе.

Мис-тапак — это жареное мясо. Любимые мясные блюда: пури самса (слоеные пирожки с мясом), хаших берек (пельмени), долма-голубцы.

     Армяне-скотоводы, владевшие крупными хозяйствами, были заинтересованы в улучшении породы скота. Несомненно, это отразилось на выведении различных пород лошадей, используемых для различных целей как в городе, так и в деревне. Уже к 1865 году в армянских селах насчитывалось около 1411 лошадей и 9255 голов крупного рогатого скота, в том числе 702 буйвола. Город Нор-Нахичеван в 1865 году имел 1550 лошадей и 1280 голов крупного рогатого скота. Лошадь в городе использовалась как тягловая сила.

     С 1840 года стал развиваться табачный промысел. В 1853 году А. Кушнарян (Кушнарев) построил в Ростове первую табачную фабрику. В 1853 году купчиха Нарине Срапова, в 1854 году купчиха третьей гильдии Мариам Кемержиева, а в 1856 году Сероба Черчопова также основали свои табачные фабрики. Общий объём табачной продукции, выдаваемый в 1854 году в пересчёте на денежный эквивалент составлял 4854 рубля.

     В Нор-Нахичеване существовало 40 промышленных предприятий суммарный объем продукции которой превышал полмиллиона рублей в год. На этих заводах работало 198 человек.

     Объем промышленного производства за 1841 год составил 33 874 рубля. Гавриил Артемович Мелконов-Езеков основал в 1838 году первую в Донской области шерстемойку. В 1850 году установил связи с заграничной фирмой и экспортировал мытую донскую шерсть в Англию, Австрию, Францию, Германию, Италию и Америку.

     Шерстемоечное производство сыграло немаловажную роль в экономической жизни города, что было обусловлено в некоторой степени спросом на шерсть на внешнем рынка. Имел место также вывоз необработанной шерсти в Англию, Голландию. Изготовленная на его предприятии шерсть выходила с самым высоким знаком качества марки «Е». Эта марка имела свидетельство Департамента торговли и мануфактуры за № 4814.

     В первой половине XIX века в Нахичеване-на-Дону стала активно развиваться промышленность. Так, уже в 1841 году в городе работали пять кожевенных заводов. Левобережные пять шерстемоечных заводов принадлежали А. П. Халибяну, на которых работало 600 мужчин и женщин, намывавших ежегодно по 150 000 пудов шерсти. В 50-х годах часть очищенной шерсти потреблялась на отечественных суконных фабриках.

     Было налажено производство кирпича, черепицы, извести, кафеля. Объем производства зависел от уровня и масштабов спроса. В 1857 году магистратом города был построен кирпичный завод. Хотя в 1857 году в Нахичевани уже работало шесть кирпичных заводов. Работало также по шесть свечных и черепичных заводов, по пять — водочных и рыбных, по четыре — кожевенных и шелкомотальных. Первые хлопчатобумажная и макаронная фабрики были основаны в начале 1850 года. В городе также работало 7 хлопчатобумажных фабрик.

     Вокруг города имелось 15 ветряных мельниц, в армянских селах — 60 ветряных и одна водяная мельница, в армянских хуторах — 10 ветряных и 5 водяных.

     До 1830-х годов в России не культивировался лен. Но в 1845 году из Ростова было вывезено 14 тысяч, а через год около 160 тысяч четвертей льна. В эти же годы экспорт пшеницы составил 95 505 и 163 385 четвертей. Братья Айрапетяны и другие купцы имели в Таганрогском порту даже свои, специально для этого построенные, амбары.

     Из числа переселенцев на донскую землю были и крупные помещики, которые имели по нескольку сотен десятин земель. На них они создавали хутора, к работе в которых привлекался труд батраков. Майор Никита Абрамян имел 700 десятин, Никита Поповян, Артем Халибян, Христофор Шурпаронян, Владимир Галаджян — по 400 десятин.

     На территории Нор-Нахичевана были расположены два главных деревянных моста через реку Дон. Наплывной мост через Дон требовал больших затрат. В 1840 году плата за пользование наплывным мостом составила 831 рубль в год.

     В 1850 году в отчете таганрогского градоначальника появилась такая запись: «Нахичевань-на-Дону ведет значительную внутреннюю торговлю. Крестьяне Нахичеванского округа отличаются трудолюбием». Градоначальник в годовом отчете обращает внимание правительства: «на изготовление нахичеванскими ремесленниками оружия, уздечек, упряжей и на то совершенство, которого достигли они в их украшении, отличающемся своим изумительным искусством». Несколько образчиков было передано Южной комиссии для отправки в Лондон на международную выставку.

     Значительно был благоустроен и левый берег реки, куда с севера доставляли товар северные речные суда и где шла бойкая торговля пило- и лесоматериалами. В конце 50-х годов стоимость завозимых и вывозимых по речному пути товаров составила около миллиона рублей.

Багдыков М. Г., Багдыков Т. М., Багдыков Г. М.
Книга «Арутюн Халибян»

 

.