rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Яндекс.Метрика

...Как победили Высоцкого

...Как победили Высоцкого

10425 января Владимиру Высоцкому исполнилось бы 70 лет. Сегодня в России имя Высоцкого признано всеми. Он – едва не национальный герой. Его стихи раздергивают на цитаты, песни на куплеты, передачи о нем широко транслируются по телевидению и радио, открываются музеи Высоцкого,  в его честь называются улицы. «Чего еще ожидать в предстоящие юбилейные торжества? Присвоение имени Высоцкого Театру на Таганке? Аэропорту Шереметьево? - усмехнулся один мой знакомый, и добавил, противореча самому себе, - Не мы ли ратовали, чтобы его стихи попали в школьные учебники и хрестоматии? Чего же мы хотим теперь?» А ничего…  Высоцкий стал лубком, иконой, официально признанным классиком. Мы… его победили. Нам ведь ЭТО было нужно? Нам всегда это нужно: затравить поэта при жизни, чтобы возвести в герои после смерти. Распнуть и распять, чтобы возвеличить и воспеть. Такая уж, видимо, у нас привычка.

Кто-то скажет: «Почему «у нас»? Я Высоцкого не травил, я Высоцкого любил…». Ну не мы, ладно. Но так ведь наши предшественники. Отцы, можно сказать. А сын за отца все же в ответе. Должен быть в ответе. И сегодня в редакции «Молота» не без сожаления вспоминают, как не пустили Высоцкого на традиционную встречу  читателями - «Молотовский четверг» (это случилось в последний приезд Высоцкого в Ростов вместе с труппой Театра на Таганке). Бессменный ведущий тех «четвергов», мой старший друг и наставник Соломон Самуилович Гурвич рассказывал мне спустя годы, что они вместе с Высоцким вышли из здания редакции, что на Буденовском, 37 и зашагали в сторону автобусной остановки.

Соломону Самуиловичу неловко было вспоминать этот эпизод даже спустя годы. Хотя он то уж точно нисколько не был виноват в том, что так нелепо и грубо обидели тогда Высоцкого. Как не виноваты и мы – нынешние «молотовцы». А… вот все равно неловко.

Через многое подобное пришлось переступить Высоцкому, чтобы дойти до своего слушателя, зрителя, читателя. Он пытался найти средство забыться от всех этих обид и нелепостей. И… забылся. Навсегда. В 42 года. Но его не забыли.  Потому что… победили. Один только вопрос не дает покоя мне (может и вам): что сказал бы нам – нынешним, Высоцкий, доживи до своих 70 лет. Не дано нам знать, что сказал бы… Но, кажется, догадываюсь.

25 Января 2008 года  http://www.molotro.ru/print_page.php?PageCode=culture&id=254

"Ай да Пушкин..."

«АЙ ДА ПУШКИН...»

27Известно, что творчество и зрелые годы жизни поэта с его делами лично-семейными давно хронометрированы и структурированы. Временных дыр ничтожно мало, они единичны и до часов выверены с академической дотошностью. В этом ряду есть лишь одно исключение: загадочное «белое пятно», которое выпадает на первую половину сентября 1829 года, когда, возвращаясь с Кавказа, поэт задержался на Дону. Сам поэт посвятил Дону 16 стихотворных строк, но они не шедевр, признаются проходными и потому маститыми исследователями комментируются скупо.

Зато эта нива освоена поколениями донских литераторов и краеведов. Ключевые строки стихотворения «Дон» — «Отдохнув от злой погони, чую родину свою …» — обычно помещают в контекст общей травли поэта властями, и потому пребывание на донской земле считают редкими его днями смиренномудрого упоения покоем и творчеством. Правды ради, упоминают обычно причину задержки: поэт досадно проигрался в карты, и донской атаман его выручил, одолжив сумму для немедленного расчёта, но присылку денег на дальнейшую дорогу пришлось ждать несколько дней.

«Несколько дней» — это сколько? И откуда светила Пушкину присылка денег? Ведь известно, что как такового «дома» у него не было, с отцом он перед поездкой крупно разругался, а друзья, что имели возможность ссудить нужную сумму, были на Кавказе, откуда он только что выехал.

Поиск истины об этих днях всегда ввергал в отчаяние маститых академиков. Им-то хорошо было известно, что подоплёка «путешествия в Арзрум» — в азарте игры, с юных лет приворожившей поэта. Настолько, что он предпочёл бы вовсе не жить, если не играть. Но к тем дням настоящая, большая игра в обеих столицах делалась невозможной, полиция завела картотеку на карточных игроков и изощрялась в надзоре. Крупные карточные проигрыши докладывались на высочайшее имя. По злосчастной закономерности, Пушкин часто проигрывался, и с годами его долги становились досадной головной болью для императора. Гласно и негласно опекая придворного поэта, он тщетно пытался обуздать его страсть, ставшую смыслом жизни.

Но среди игроков поэт славился как искуснейший банкомёт. Мимикой, техникой, ритуальной фразой одухотворяя игру, он превращал её в завораживающее действо.

Отсюда и родилась кавказская авантюра, устроенная друзьями, служившими на Кавказе. Командующий граф Паскевич поверил уверениям, что поэт, посетив действующую армию, освятит в своих творениях победы армии под его предводительством. Дело провернулось так скоротечно, что Николай I наивности Паскевича очень удивлялся. Уж он-то знал, что на Кавказ с военными действиями переместились из столиц и центры «большой» карточной игры. Здесь праздно — особенно на водах — скучала не только состоятельная публика, но и лечилась от ран «золотая» служивая молодёжь. Вот ей-то и потребовался поэт, его слава, помноженная на особое умение вести банк, магнетически втягивая играющих в пучину азарта.

Это потом — по возвращении в столицу — император вызвал поэта и потребовал объяснений. Тут формально Пушкин был чист: он посетил Кавказ и действующую армию, имея законное разрешение командующего. Императору оставалось простить поэта в очередной раз, в изумлении воскликнув: «Но надо было спросить меня, ведь армия моя».

Три неполных месяца, перемежая игру наблюдением военных действий, прогулками и лечением «на водах», поэт набирался впечатлений, благотворно питавших его творчество в последующие годы. Но Паскевич очень быстро усмотрел истинную цель его приезда и отослал из действующей армии. Далее — на водах — Пушкин тоже не задержался. Здесь он неприлично сильно, как никогда до того, проигрался, оставив за карточным столом не только все свои деньги, но и тысячу червонцев, вверенных ему генералом Раевским. Чтобы представить объём этого золота, скажем: оно весило в монетах около 10 кг.

Это была катастрофа, из которой Пушкину предстояло мучительно выпутываться. Москва и Питер ждали его кредиторами по прежним долгам, ждал с объяснениями отец, ждало отложенное сватовство к Наталии Гончаровой. Рушилось всё то, что он намеревался денежно обустроить на тридцатом году своей беспорядочной холостяцкой жизни: крупно «сорвать банк» на Кавказе не получилось. Впереди маячило беспросветное безденежье, литературная каторга, прибавляющая славу первого поэта России, но никак не средства, чтобы семейно обустроить жизнь.

Вот в эти-то отчаянные дни в пушкинистику ворвался человеческий вихрь в образе, хорошо описанном Михаилом Пущиным: «Тут явилась замечательная личность, которая очень была привлекательна для Пушкина, сарапульский городничий Дуров ( брат «девицы-кавалериста» Дуровой). Цинизм Дурова восхищал и удивлял Пушкина, забота его была постоянная: заставлять Дурова что-нибудь рассказывать из своих приключений, которые заставляли Пушкина хохотать от души; с утра он отыскивал Дурова и поздно вечером расставался с ним».

И далее: «Пушкин условился ехать с Дуровым до Москвы; но ни у того, ни у другого не было денег на дорогу. Я снабдил ими Пушкина… Из Новочеркасска Пушкин мне писал, что Дуров оказался … (мошенник), выиграл у него пять тысяч рублей, которые Пушкин достал у наказного атамана Иловайского».

Сравним, как это у самого Пушкина: «Я познакомился с Дуровым на Кавказе в 1829 г., возвращаясь из Арзрума. Он лечился,.. играл с утра до ночи в карты. Наконец, он проигрался, и я довёз его до Москвы в моей коляске».

Тут, кроме вранья о Дурове, явный прокол об Иловайском: ведь он был под следствием и уже три года не атаман. Кроме того, надо вовсе не знать обычаи казачьего управления Доном, чтобы наивно представлялась сама возможность кредитоваться у атамана по карточному долгу: игра на деньги в Новочеркасске жестоко каралась.

Но для нашего рассказа важно не то, кто и почему своими текстами лукавит, а тот факт, что на Кавказе сошлась и на Дон явилась не пара примитивных неудачников, продувшихся на водах, а взрывной заряд с мощным потенциалом, способным вдохновиться на любую денежную авантюру. Рядом был Ростов и его верная спутница Нахичевань. В те годы это были самые динамичные и денежные города в России, по разным причинам выпадавшие из общей административной системы империи. Тут был рай для мошенников. Полицейские сводки тех лет беспомощно описывают, как здесь укрываются преступники, делаются фальшивые паспорта и кредитные билеты. Ни гражданские, ни военные ведомства не могли взять в толк, — кому из них следует управлять этим анклавом на казачьей земле. По берегу Дона два города уже слились в единую теснину портовых контор, представительств и филиалов компаний всего мира, занимающихся фрахтом, сбытом и спекуляцией. На маклерстве в три-четыре руки тут делались состояния. И уж, конечно, на одно деловое заведение приходилось по два питейно-игорных, где в один присест можно было продуть всё нажитое за день.

Вот в этот оффшор, как в «чёрную дыру», провалилась наша «парочка» на неустановленное число дней.

В Москву Пушкин прикатил вполне успешным. Он разрулил прежние долги и начал делать новые. Но это была уже другая глава его жизни: со сватовством, женитьбой, и … всё той же страстью к игре.

С Дуровым, а затем и с его сестрой, «кавалерист-девицей», он остался до конца своих дней в теснейших дружеских отношениях, скреплённых и литературным сотрудничеством.

В заглавии деликатно мы не привели вторую половину известной фразы, оставив её в устах поэта. А за моральные издержки тем, кому поэт — лубочная святыня, пусть платит… Пушкин.

6 июня 2004г., 7С.

"Афганцы" отвоевали себе памятник

«АФГАНЦЫ» ОТВОЕВАЛИ СЕБЕ ПАМЯТНИК

325Власти Ростова со второй попытки утвердили установку в парке «Дружба» Ворошиловского района памятника воинам, погибшим в Афганистане. Похоже, мечта воинов-интернационалистов осуществится спустя 15 лет.

Первый раз вопрос рассматривался в августе 2002 года. Тогда мнение членов комиссии свелось к тому, что у «афганцев» уже есть памятник в Советском районе (на фото), на пересечении проспекта Стачки и улицы Зорге. К тому же «Союз ветеранов войны в Афганистане» отказался от его содержания. В итоге предложили вместо нового мемориала завершить существующий.

В мае нынешнего года председателю городского общества инвалидов войны в Афганистане Виталию Максакову удалось получить одобрение проекта от командования Северо-Кавказского военного округа. СКВО выделит БТР-70, который будет символизировать Ограниченный контингент советских войск в Афганистане. Идея памятника состоит в том, что из карты Афганистана вырывается БТР.

В 2004 году возле нового памятника впервые в Ростове планируется провести фестиваль Афганской песни.

Историю возникновения двух афганских мемориальных знаков (в Советском и Ворошиловском районах) не очень охотно афишируют представители афганского движения. Дело в том, что в Ростове существует несколько организаций воинов-афганцев, независимых друг от друга. Первоначальная идея в середине 1980-х годов сводилась к тому, чтобы поставить мемориал в Ворошиловском районе, рядом с жилым домом афганцев. Для этих целей инициативная группа решила заложить камень и в дальнейшем на этом месте построить памятник. Проект памятника всё время менялся, начиная от колодца, из которого росло сухое дерево, и заканчивая звездой (Вечный огонь). Единого мнения, где должен стоять памятник, и тогда не было. В течение нескольких лет также не могли определиться с местом установки. Вот таким образом в 1996 году, кроме камня в Ворошиловском районе, был открыт мемориал памяти воинам, погибшим в Афганистане, на Стачки/Зорге, но из-за нехватки средств памятник не был завершён.

Постепенно тематика этого мемориала расширилась, так как начались боевые действия в Чечне, и получился памятник всем Защитникам Отечества, погибшим после Великой Отечественной войны. К сожалению, в настоящий момент он неухожен. Всего там пять мемориальных плит, две плиты свободны, а другие посвящены событиям в Афганистане и Чечне, половины букв не видно, некоторые фамилии не читаются. Кто его приведёт в надлежащий вид – неясно. Также неясно, зачем строить новый памятник, если некому ухаживать за старым...

28 июня 2003г., РО.

"Афганцам" и "Чеченцам" посвящается...

«АФГАНЦАМ» И «ЧЕЧЕНЦАМ» ПОСВЯЩАЕТСЯ...

7 июня 1996 года на площади Плевена в Западном жилом массиве состоялось открытие мемориального комплекса, посвященного воинам, павшим в Афганистане и Чечне.

В торжественной церемонии приняли участие «первые лица» города и области, представители командования СКВО, высшие чины военного комиссариата, многочисленные гости, съехавшиеся со всего, Тихого Дона (и даже из Москвы). Об одном желании сегодня говорили собравшиеся - чтобы навсегда ушли в прошлое "горячие" точки и не пришлось на памятнике выбивать новые имена...

 

ОБРЕТЕТ ЛИ НАЗВАНИЕ БЕЗЫМЯННАЯ ПЛОЩАДЬ?

Ростовский союз ветеранов Афганистана намерен провести с шестого по восьмое июня ряд акций в память о военнослужащих, погибших во время военных действий в Афганистане и Чечне. Будет открыт и первый в России памятник погибшим воинам, где герои названы поименно.

В связи с этим Ростовский союз ветеранов Афганистана обратился в межведомственную комиссию по наименованиям с предложением назвать безымянную площадь (в районе пересечения ул. Зорге и проспекта Стачки), на которой установлен памятник, площадью Защитников Отечества.

24 мая 1996г., ВР.

ПОГИБШИМ В АФГАНИСТАНЕ - ПАМЯТНИК В РОСТОВЕ

Сегодня состоялось очередное заседание городского архитектурно-градостроительного совета.

Ростовские архитекторы обсуждали эскизный проект здания городского центра коммуникаций на проспекте Театральном. Решали судьбу многофункционального комплекса на углу проспекта Ворошиловского и улицы М. Горького. На градостроительном совете также был представлен проект памятника погибшим в Афганистане.

25 июня 2003г., ВР.

"Григорию с Аксиньей" лучше!

«Григорию с Аксиньей» лучше!

В Ростове открыли памятник легендарному атаману Платову.  Все в этой скульптурной композиции (рядом с Платовым – его боевой конь) хорошо, кроме ее местоположения: рядом с главным корпусом  Южного федерального университета,  напротив универмага, который старожилы по давней привычке называют «Детским миром», и кинотеатра «Ростов».

Словно  отвечая на вопрос: «А почему здесь?», участники церемонии открытия памятника напомнили о том,  что Платов способствовал развитию на Дону народного образования, а Оксфордский университет  удостоил его звания почетного доктора права…

Это  так, и все же в сознании не только потомков, но и большинства своих современников Платов перво-наперво полководец, а потом уж  незаурядный администратор, государственный деятель и прочее.

Было время, Ростов украшала бронзовая композиция «Григорий и Аксинья». Но однажды ее перевезли в станицу Вешенскую и установили на тамошней набережной. Многих ростовчан это задело за живое. Но если вы побываете в Вешенской, то вряд ли станете протестовать против такого перемещения:  на том донском берегу Григорию с Аксиньей лучше!

А этому памятнику Платову куда больше, чем Ростов, да еще именно этот ростовский пятачок, подошла бы станица Старочеркасская. Ее посещает множество туристов, туда приглашают почетных гостей  Дона. Озвучен амбициозный план сделать древнюю столицу донского казачества всероссийской туристической Меккой. Однако монумента,  достойного этого статуса, там, согласитесь, нет. Кстати, Черкасск - это родина Платова.  Ни одна экскурсия по Старочеркасскому музею-заповеднику не обходится без упоминания этого имени. А в Ростове, как утверждают краеведы, граф-атаман даже и не бывал.

Зато ростовские краеведы расскажут вам красивую легенду  о том, что именно посещение  первого ростовского кинотеатра подвигло донского казака Александра Ханжонкова  посвятить жизнь  новому тогда чуду – кино! И он действительно стал одним из первых и наиболее успешных деятелей российского кинематографа. Почему бы не установить в донской столице памятник этому человеку, тем более что  у Ростова возникла  амбициозная мечта построить кинокластер и стать русским Голливудом?

На днях сообщили, что в честь дня рождения донской столицы  ее обитателей и гостей ждет сюрприз: установка на улице Пушкинской  неподалеку от Донской публичной библиотеки бюстов знаменитых донских писателей: Шолохова, Калинина и Закруткина. И что это только начало, поскольку богат край донской  талантами, много в нем выдающихся мастеров слова.

А нужен ли этой улице такой подарок? Разве  будет он  художественным шедевром? Оригинальной  скульптурой   вроде украшающих Пушкинский бульвар шаров с изображением Александра Сергеевича и его персонажей? А если ничего этого не предполагается, так зачем и затеваться? Или это мероприятие проходит под флагом  «воспитания молодежи»? Чего только не придумывают под этой маркой…

И вот еще новость, связанная с увековечиванием памяти земляков. Только уже не в бронзе или мраморе, а в названии улиц. Ростовской межведомственной комиссией  по наименованиям  решено дать двум новым улицам донской столицы, предположительно в микрорайоне Платовский, имена Александра Печерского и Сергея Тимофеева.

Александр Печерский во Вторую мировую  возглавил восстание заключенных  нацистского лагеря смерти «Собибор». Наверно, увековечить его имя следовало бы в донской столице и раньше. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Иные чувства вызывает у меня идея назвать улицу именем художника, музыканта и литератора Сергея Тимофеева. Вы знали Сережу Тимофеева? Я знала. Он работал когда-то в нашей редакции.

Это был человек богемного склада, с иронией относившийся к тому, что отдавало пафосом, являло собой заурядность и  кондовость. Был бы в Ростове Парк свободного творчества или каких-нибудь там творческих инноваций  (ну что-то в этом роде)  – назвать бы его именем Сергея Тимофеева. А  лучше – просто  имени Тимы, как называли Тимофеева  друзья. Установить бы там и скульптуру Тимы, сделанную в стиле его иронических рисунков, – это другое дело.  А улица им. С. Тимофеева с рядами стандартных высоток?..  Это скорее городской анекдот, чем дань памяти.

НВ №230 от 26 Августа 2015 г.
.